Происшествия,

Пятилетняя девочка ни разу в жизни не выходила из больницы

Ее мать считает, что ребенок смертельно болен.

Историю пятилетней С. рассказывает «Медуза». Девочка родилась в 2014 году в перинатальном центре «Мать и дитя» в Москве. Все беременности матери С. Татьяны Максимовой (всего их было четыре) вел акушер-гинеколог, профессор, академик РАН, основатель и руководитель сети клиник Марк Курцер, он же принимал роды.

Врач не имеет права раскрывать медицинские подробности последней беременности и родов Максимовой. Адвокат женщины так прокомментировала «Медузе» историю рождения С.: «По личным подсчетам мамы, роды произошли на 23-й неделе, однако по документам, которые есть в ПМЦ, девочка родилась на 25-26-й неделе».

К 23-й неделе беременности все органы и системы у плода сформированы, но еще не могут выполнять свои функции. Окончательное «становление» плода происходит ближе к 30-й неделе. Татьяна Максимова считает, что ее дочь С. неизлечимо больна: в частности, у девочки, по мнению мамы, нет «ствола головного мозга» (что невозможно анатомически) и почек, она считает ребенка «дауном» и «олигофреном», и думает, что С. еще жива «только промыслом Господним». Женщина уверена, что из-за всех болезней С. должна постоянно находиться рядом с реанимацией.

Как рассказывает «Медуза», почти все время пребывания С. в перинатальном центре (это пять лет) родители и родственники редко навещали девочку, мать приходила «от силы раз в месяц» (а контакты с бабушками и дедушками с обеих сторон родители жестко пресекли). Ситуация изменилась после создания комиссии, цель которой — определить, есть ли необходимость круглосуточного пребывания в клинике.

В начале 2019 года руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская анонимно получила информацию от двух близких к девочке людей, что в перинатальном центре круглосуточно содержится без родителей здоровый ребенок.

«Те, кто к нам обратился, — рассказывает Альшанская, — просили помочь вытащить ребенка. Честно скажу, сначала я этому рассказу не поверила, настолько невероятно это звучало. <...>

<...>Постепенно стало ясно, что если бы родителями С. были люди, не готовые оплачивать многомиллионные счета за пребывание ребенка в клинике, то проблема разрешилась бы быстро — изъятием ребенка на следующий день после того, как они отказались его забирать из больницы. В этом случае С. могла бы давно уже жить в семье родственников или в приемной семье. Но этого не произошло».

Альшанская обратилась в прокуратуру и СК с просьбой проверить, не нарушаются ли права ребенка, есть ли необходимость круглосуточного пребывания в клинике.

Члены комиссии, в которые входили в частности юристы и психологи, указывали на прямое нарушение прав ребенка, а также на то, что С. срочно нужно переехать в нормальные условия, где она сможет взаимодействовать с миром (например, гулять по улице или гладить животных), — в этом случае она сможет вырасти обычным человеком, и проведенные в изоляции годы не скажутся на ее психике.

В марте 2019 года родители С. обратились с жалобой на вмешательство в частную жизнь к Евгению Бунимовичу, на тот момент занимавшему пост уполномоченного по правам ребенка в Москве. К вопросу привлекли органы опеки, которые не нашли ничего предосудительного в том, что ребенок живет в больнице (мать навещает ее, а отец — содержит). Представители интересов ребенка (в данном случае) — психологи, благотворители — считают, что необходимо ограничение прав родителей С., и ребенку нужна любящая семья. Максимовой предложили провести независимую медэкспертизу здоровья С., однако она заявила, что согласится на экспертизу только у проверенных ею врачей (их имена она, впрочем, не назвала).

«Понимаете, что произошло: из-за навязчивых идей мамы вся жизнь семьи разрушена, никто ни с кем не общается, родства никакого нет. Но мы — взрослые люди, как-то справимся. А девочка? За деньги, что тратились на ее больничное пребывание, за все эти миллионы можно было записать ее в лучшие кружки, садики, дать ей образование и какое-то полноценное детское развитие, радость. Но мать, вбившая себе и окружающим идеи ее неизлечимости, потратила их на золотую клетку для собственного ребенка», — рассказывает «Медузе» Мария, жена дедушки С.

Один из самых авторитетных детских психологов России, специалистов по семейной психологии Людмила Петрановская в разговоре с «Медузой» также предполагает, что мать С. неадекватно оценивает ситуацию. «Кто-то должен сказать об этом вслух? Бред может развиться у каждого из нас, но есть органы опеки, [которые могут] заподозрить, что у человека бред, настоять, например, на его обследовании и каким-то образом пресечь это. Органы опеки могут выйти в суд с предложением об ограничении родительских прав. Не лишением, подчеркиваю, а — ограничением, направить Максимову на обследование и определить форму жизнеустройства С., которая позволит ей не жить на положении заключенного. Они реально растят социального Маугли. Вообще-то это называется преступлением», — говорит Петрановская.

Договор, по которому девочка постоянно находится в перинатальном центре, был прекращен 21 марта 2019 года, после чего Марк Курцер обратился в суд — чтобы родители забрали ребенка. Соответствующее предписание вступило в силу в ноябре, однако С. так и не забрали. Тем временем Татьяна Максимова заболела и попала в больницу. Отец С. заявил, что забирать ребенка «некуда и некому». Общаться с родственниками супруги отказываются и настаивают на том, чтобы в их семью «не лезли».

Читайте также

Пролежавшая месяц в коме мать услышала крик дочери и прижала ее к груди
Умер ребенок, не дождавшийся операции в НИМЦ здоровья детей
Врачи попросили Рошаля вмешаться в дело пермских акушеров-гинекологов

Смотрите также наши видео

Во время загрузки произошла ошибка.
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Наташенька
Пока есть финансовое влияние, будут и здоровых держать. Нет денег - и больных на улицу выкинут. К сожалению, деньги решают всё....В наше время продаётся всё и все, вопрос только в сумме.
СсылкаПожаловаться
Nila
В ответ на комментарий от Ольга Жаркова
Ольга Жаркова
Мама и папа оба ненормальные! Бедная девочка, что ее дальше ждет? Надо прав лишить и передать нормальным людям для воспитания.
СсылкаПожаловаться
В этом перинатальном центре детей еще выращивают из пробирки. Возможно и ее так же "родили". А теперь ни у отца ни у матери нет никаких к ней родительских инстинктов, вот и держат ребенка в изоляции. Центр этот действительно жаден до халявных денег, там и врачи должны понести наказание.
СсылкаПожаловаться
Andrey
В ответ на комментарий от Елена Игоревна История переписки3
Елена Игоревна
Что за бред!!! При чем здесь РПЦ!
СсылкаПожаловаться
Все притом. Что главное для них? десятина. В церкви единицы, именно такое число истинно верующих служителей. Для всех остальных это просто бизнес. Генеральный директор ЗАО РПЦ это явно и открыто выразил своей фотографией в 2012. А потом, несмотря на все что сказано в писании Господом Богом, лгал. Выдумки о кампании против церкви, удаления файлов. Но сам Господь отражением указал всем людям на истинное лицо РПЦ. Те кто понял знамение Господа, отринули ЗАО РПЦ, а остальные вслед за этими грешниками идут верной дорогой в обитель сатаны. Вера в Господа Бога диаметрально противоположна деяниям ЗАО РПЦ.
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Знаков: 0 из 2000
Вы не ввели текст отзыва
Знаков: 0 из 2000
Вы не ввели текст отзыва