Образ жизни, , Газета.Ру

Психическая травма: почему после COVID-19 снятся кошмары

Психологи выяснили, что у переболевших ковидом случаются проблемы со сном.
unsplash.com

Переболевшие COVID-19 чаще сталкиваются с ночными кошмарами, выяснили итальянские психологи. Причиной этому может быть развившийся на фоне болезни посттравматический синдром — на него у переболевших также указывают бессонница, тревога и симптомы депрессии. Не исключено, впрочем, что дело может быть и в том, как COVID-19 сказывается на нервной системе.

На фоне пандемии COVID-19 люди стали чаще видеть ночные кошмары — во снах люди сталкиваются с болезнью, операциями, военными действиями и даже концом света. О кошмарах сообщали как переболевшие COVID-19 люди, так и непереболевшие, и не было ясно до конца, влияет ли на сны сама болезнь. Восполнить этот пробел взялись психологи из Римского Университета Сапиенца. О результатах они рассказали в статье в журнале Nature and Science of Sleep.

«Мы начинаем понимать некоторые долгосрочные последствия вируса, включая физические, когнитивные и психические изменения, — пишут авторы работы. — Учитывая эти изменения, вполне вероятно, что существуют заметные различия во сне и сновидениях, которые появляются впоследствии инфекции. Важно отметить, что кошмары связаны со многими формами психопатологии, такими как тревога и депрессия, пограничное расстройство личности, а также суицидальное поведение, даже при учете влияния посттравматического стрессового расстройства и связанных с ним расстройств. Таким образом, развитие кошмаров имеет клиническое значение».

Ученые проанализировали данные о 1088 добровольцах из 14 стран, средний возраст участников составил 34-44 года. Половина добровольцев переболела COVID-19, в том числе бессимптомно. В ходе исследования участники заполнили опросники, измеряющие уровень тревожности и стресса, симптомы депрессии и ПТСР, выраженность бессонницы, и в целом качество жизни и состояние здоровья. Участников также попросили вспомнить, как часто им снились кошмары до и во время пандемии.

В период до пандемии существенной разницы в частоте кошмаров не наблюдалось. Однако во время пандемии частота кошмаров у тех, кто переболел COVID-19, значительно возросла. Также у переболевших были более выражены симптомы тревоги, депрессии и ПТСР. Кошмары чаще всплывали в памяти участников, чем обычные сны. Кроме того, большая частота ночных кошмаров оказалась связана с усилением симптомов ПТСР, тревоги, бессонницы, с меньшей продолжительностью сна. Чаще кошмары встречались у молодежи и тех, кто перенес болезнь наиболее тяжело.

Ковид-арт – 15 выдающихся картин на стенах:

Повышенный уровень кошмаров может быть следствием травматического опыта, считают исследователи. Это подтверждается и наличием тревожных мыслей и воспоминаний — других симптомов ПТСР. Такая гипотеза объясняет, почему кошмары чаще встречались у переболевших тяжело — они и психологически пострадали больше.

Данные для исследования собирались в начале пандемии, когда о COVID-19 было известно мало, и страх неопределенности, а также социальная стигматизация после постановки диагноза могли дополнительно влиять на психику. Дополнительно на пациентов давила необходимость изоляции от близких.

«Так называемые "пандемические сны" дали уникальное представление о психологических и физиологических последствиях пандемии, — отмечает профессор Луиджи Де Дженнаро, ведущий автор исследования. — Мы стали чаще вспоминать сны, чаще видеть осознанные сновидения, и чаще сталкиваться с кошмарами. Эти изменения наблюдались в разных странах и в разные периоды пандемии. Эти результаты актуальны, потому что кошмары — распространенный симптомом ПТСР, и наблюдаемое явление указывает на актуальные и длительные симптомы ПТСР».

Хотя кошмары чаще встречались у молодежи, не исключено, что люди старшего возраста сталкивались с ними в той же мере, предполагают авторы — возможно, они просто быстрее о них забывали.

11 удивительных фактов о кофе:

Исследование не дало возможности оценить состояние переболевших COVID-19 до болезни, поэтому нельзя исключить, что респонденты имели проблемы со здоровьем, в том числе психическим, и ранее, отмечают исследователи. Также неясно, сколько времени прошло с момента заражения до прохождения опроса. Не учитывались и принимаемые препараты, за исключением снотворных.

«На мой взгляд, слишком мало внимания уделяется долгосрочным последствиям пандемии, — добавляет Де Дженнаро. — Так называемый затяжной COVID-19, по-видимому, представляет собой хроническое расстройство, затрагивающее довольно значительную часть переболевших. Один из вопросов, на который нет ответа — почему тяжесть симптомов затяжного COVID-19 не обязательно зависит от тяжести первоначальной инфекции».

В перспективе предстоит выяснить, какую роль в кошмарах играет ухудшение качества сна — большое количество пробуждений, слишком поверхностный сон и т. п. Но для более точного изучения этого фактора понадобятся наблюдения за добровольцами в лаборатории.

Также важно, какие факторы здоровья, включая сон, связаны с различными уровнями тяжести COVID-19.

Кроме того, инфекция способна затрагивать нервную систему и уже неоднократно связывалась с психическими заболеваниями — поэтому, возможно, дело не только в травматическом опыте, но и в физиологических нарушениях работы мозга.

Читайте также: Эффект щита – спасают ли друзья от коронавируса. Не пропустите ролик:

Во время загрузки произошла ошибка.

 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.