Образ жизни,

«Меня зовут Марина, и я — алкоголик»: откровения зависимой

Помогает ли кодирование излечить человека от пьянства?
Depositphotos.com

Марина — современная успешная женщина. Защитив докторскую диссертацию в 40 лет, преподает в университете, занимается разработками в области научного интеллекта, принимает участие в международных симпозиумах и научных коллаборациях. То, что дома ее ждет только кошка, — так это обычное дело для многих self-made women. Карьера — прежде всего, на личную жизнь — то, что останется.

И никто не догадывается, что Марина — алкоголик с десятилетним стажем. Проект Здоровье Mail.ru рассказывает ее историю.

Передается ли пьянство по наследству?

Детство Марины было счастливым до того времени, пока папу не уволили с работы и он начал пить. Сначала понемногу, в честь дня рождения или Дня военно-морского флота, потом — чаще и уже без повода. Пить, а потом — и бить жену. Нередко в приступе пьяной агрессии отец загонял мать под стол или бросался на нее с ножом. Спустя два года отец сгорел в сарайчике, забыв потушить сигарету. И Марина тогда поклялась себе, что никогда не станет пить.

На вопрос, передается ли пьянство по наследству, ученые до сих пор не дают правильного ответа. Одни утверждают, что «ген алкоголизма» существует, другие настаивают на обратном, приводя в доказательство существование целого набора генов, отвечающих за склонность к злоупотреблению спиртными напитками. Пока в данном вопросе принято придерживаться «золотой середины»: влияние генетического компонента есть, но он не имеет безусловных выраженных причин для заболевания алкоголизмом.

Генетик, врач высшей категории Ирина Лебедева придерживается именно такой трактовки.

«Все утверждения о том, что пьянство передается по наследству, — лишь расхожий миф, — говорит она. — Когда врачи говорят о наследственности, они имеют в виду лишь совокупность работы генов, повышающих склонность к потреблению алкоголя. Ни один специалист не станет утверждать, что именно эти гены являются определяющими в механизме запуска заболевания. Человек становится алкоголиком в результате большого числа факторов, среди которых как сочетание наследственности, так и негенетическое влияние окружающей среды и воспитания».

15 простых и надежных способов противостоять стрессу — в нашей галерее:

«Голой бегала в бар за добавкой»

Во взрослой жизни Марина на праздниках и вечеринках могла выпить для настроения пару бокалов вина, но у нее не возникало желания «продолжить банкет». Первый раз напилась, когда муж позвонил и сообщил, что ушел к другой. После вина чувствовала, что боль уходит, а появляется уверенность, что все изменится к лучшему. На подоспевшие новогодние праздники она «слетела с катушек», в одиночку расправившись с двумя бутылками водки.

«Мне тогда уже надо было бежать к психологу и наркологу, но я была уверена, что со мной все нормально», — рассказывает Марина. Она не считала, что у нее появились проблемы со спиртным, а потому продолжала пить.

«Однажды меня не пустили в самолет, когда я возвращалась домой с пляжного отдыха. Признаться честно, никакого отдыха толком не было. Всю неделю провела в номере отеля и беспробудно пила, выходя только за покупкой добавки. Иногда забывая накинуть на себя даже халат. Представляете, что думали постояльцы, которые видели в коридоре голую пьяную девицу, ползущую по направлению к бару! Вот и в аэропорт я приехала сильно нетрезвой», — вспоминает Марина.

В вузе, где она работала, устали закрывать глаза на пропуски лекций и семинаров, опоздания и похмельный запах после выходных.

«Тогда я, которая к тому времени заработала себе на квартиру и купила машину, опустилась до самых последних ларьков и покупала в подворотнях самое дешевое пойло. Могла заставить себя не пить в течение нескольких месяцев, считая, что контролирую ситуацию. При этом была уверена, что со мной ничего не происходит».

«Именно уверенность в отсутствии зависимости и отличает алкоголика от обычного человека, — утверждает врач-нарколог Игорь Грушинский. — Он убежден в том, что он — не алкоголик, несмотря на наличие всех явных признаков. И если человек перестал пить на какое-то время, чтобы показать себе и окружающим, что он контролирует ситуацию, то, как только он это докажет, он снова начинает пить. Это правило, в котором не встречается исключений».

Любой специалист к тому времени определил бы у Марины сильнейшую зависимость: ежедневное непреодолимое желание выпить, невозможность остановиться, пренебрежение своими рабочими обязанностями, общением с людьми. В те короткие периоды, когда она останавливалась, пытаясь доказать себе, что бросить — легко, ей становилось только хуже. То, что специалисты называют «синдромом отмены».

«Алкоголизм — это хроническое заболевание, которое в результате многолетнего воздействия этанола перестраивает работу всего человеческого организма. Резкий отказ от спиртного вновь повергает его в стресс, — объясняет Игорь Грушинский механизм попытки алкоголика бросить. — Он сопровождается одышкой, расстройством желудка, аритмией, тошнотой, рвотой, слабостью, к которым прибавляется постоянное ощущение тревоги и чувство вины. И это — момент, чтобы зависимому человеку снова принять свое лекарство, которое и лечит, и убивает одновременно».

Марина поняла, что зависима от спиртного, когда, сев пьяной за руль, попала в аварию. Только по счастливой случайности она не сбила человека. Именно тогда, по ее словам, «во мне словно что-то перевернулось, и стало страшно. Не только за жизнь чужого человека, но и за свою собственную».

10 секретов долголетия от 110-летних — смотрите и читайте в нашей галерее:

Кому помогает ампула трезвости?

Женщина решила закодироваться, отправившись в наркологическую клинику: «К этому моменту я нашла новую работу. И мне нужно было избавиться от пьянства. Предварительно я прочла много разной информации о способах лечения и уверовала именно в этот метод, который обязательно убьет во мне тягу к спиртному».

Перед кодированием необходимо было сделать обязательную детоксикацию организма, она прошла ее в государственной районной наркологической клинике бесплатно, по полису ОМС. К слову, за подобную процедуру в частных клиниках берут от 5 до 10 тысяч рублей в сутки. Каждый выбирает процедуру по кошельку, результат приблизительно одинаков.

Сам принцип кодирования заключается в приеме препаратов, которые отбивают у человека желание принимать спиртные напитки. На сегодня существует несколько вариантов этого метода. 

  1. Медикаментозный — когда условно отрицательный рефлекс на прием алкоголя формируется на основе отторжения организмом любой алкогольной продукции. Медики «вшивают» ампулу с лекарством или делают укол в лопатку или ягодицы. Попав в организм, препараты блокируют расщепление этилового спирта, и в очередной раз, употребив спиртное, человек получит сильнейшую интоксикацию со всеми признаками отравления.
  2. Психологический, или кодирование по методу Довженко. Назван в честь советского психиатра и нарколога Александра Довженко, который разработал его в 1989 году. С помощью гипноза человека погружают в гипнотическое состояние транса, в ходе которого врач вырабатывает тягу отвращения к спиртному. Данный метод применяется преимущественно на начальном этапе болезни.
  3. Аппаратный метод, в ходе которого применяют лазерное или электрическое воздействие на рефлексогенные области и участки головного мозга. Основан на восточной акупунктуре. Формирует положительные изменения на физическом и психофизическом уровне. Крайне неэффективен на последних стадиях заболевания.

Марина предпочла самый популярный из перечисленных методов, вшив «ампулу трезвости». Выкинула из квартиры весь имеющийся алкоголь и записалась на курсы психологической реабилитации. Пару раз она пыталась выпить, но результатом становились сильнейшие отравления и больничная реанимация.

Курс пришлось прекратить, когда на очередной психотерапевтический сеанс Марина явилась в нетрезвом состоянии, после чего ей провели раскодировку.

Антидот ускорил выведение из организма препарата, защищающего от интоксикации, но не избавил от желания выпить.

После трех дней беспробудного пьянства у Марины наступила жесточайшая депрессия из-за осознания, что ничего не закончилось. Что болезнь только затаилась, никуда не исчезнув. Марине понадобилось два года, чтобы пройдя через повторное кодирование и занятия с психологом, вернуть себе уверенность в собственных силах. 

Анонимность гарантируется!

«Однажды я подумала, какой может быть моя судьба, если я не продолжу скатываться в эту пропасть. Все сценарии, которые предложило мне мое воображение, ужасали. Ради бутылки я могла совершить кражу, оказаться в «психушке» и — как самый крайний вариант — на кладбище».

Что стало определяющим в последующие годы для Марины, она и сама точно не знает. Только после повторного кодирования она переехала жить в южный город. Устроилась на престижную работу и получила грант на научное исследование, объектом которого является искусственный интеллект. Все эти годы она ходит на встречи общества анонимных алкоголиков. 

«Мне было не стыдно рассказывать о своем пристрастии, не страшно признаваться в том, что были моменты в жизни, когда я залпом выпивала бутылку водки. И делала это каждый день. Потому что рядом со мной были люди с похожей судьбой, их истории ужасали своей правдой, — вспоминает женщина. — Был у нас один Игорь, который из-за пьянства потерял свой бизнес, семью и жил с бомжами на вокзале. Елена стала пить после смерти сына, который сгорел пьяным на пожаре. До сих пор не помнит, когда докатилась до состояния “белой горячки” и как оказалась в заброшенных гаражах, где ее нашли прохожие. Родители 19-летней Миланы — очень состоятельные и успешные люди, первую рюмку водки девочка выпила в 12 лет. В 16 лет стала алкоголичкой, которая утром уходила нарядной и трезвой, а вечером домой возвращалась пьяная и растерзанная».

Каждую встречу люди с общей судьбой начинают одинаково: «Здравствуйте, меня зовут Марина, Саша, Ольга, и я — алкоголик!».

Они рассказывают о себе, делятся переживаниями, помогают друг другу строить новую жизнь. Кто-то срывается, уходя в очередной запой, кто-то — спустя некоторое время снова возвращается.

«Главное достижение людей, которые прошли курс кодирования или другого метода лечения, это понимание того, что алкоголизм — это болезнь, неизлечимая на биологическом уровне, — таково мнение психолога Валентины Поляковой. — Эту болезнь можно остановить единственным образом — перестать пить! Ни одной рюмки!»

Марина ходит на встречи семь лет. Она занимается наукой, встречается с коллегами, ведет активную общественную жизнь. До сих пор дома ее ждет только кошка. Потому что страх, что в любой момент ее жизнь может снова скатиться в пропасть, временами напоминает о себе. Но вот уже семь лет приступы тревоги Марина не лечит спиртным. Потому что побеждает сила воли и желание быть счастливой без алкоголя.

Читайте также: 

Вредно ли понижать градус?

Существование полезной дозы алкоголя назвали мифом

Похмелье, закуска и хроническое опьянение: разбираем мифы об алкоголе

Смотрите наши видео:

Во время загрузки произошла ошибка.

 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.