Общество и государство,

Это медик виноват?

Cлучай на Камчатке, где скорая не смогла проехать к пациенту из-за перегородившего дорогу автомобиля, стал поводом для горячих дискуссий.
Lori.ru

В России принято во всех бедах со здоровьем винить некомпетентных врачей и развал системы здравоохранения.

После трагедии в Петропавловске-Камчатском СМИ наводнили истории, которые как бы противопоставлены действиям медиков: их герои идут до последнего, устраняя все преграды на своем пути. Так, врач скорой помощи в Москве разобрал шлагбаум, чтобы машина могла поъехать к дому пациента. Опрос «Здоровья Mail.Ru», в котором приняли участие 30 тысяч человек, показал: люди практически единодушно поддержали действия врача.

И все же врачей, особенно скорой, ругают за то, что они долго едут, хамят, в квартиру проходят не разуваясь, грубо обращаются, приезжают нетрезвыми и не могут оказать элементарной помощи. Даже в случае на Камчатке нашлись комментаторы, которые обвинили медиков: сложно, что ли, им было выйти из машины и пройти 150 метров, оставшихся до входа в подъезд (такой вариант упоминала и министр здравоохранения Вероника Скворцова)? 

Опытные работники скорой отвечают: попробуйте пройти 150 метров со всем оборудованием для реанимации, посчитайте, сколько времени это займет, а потом поработайте!

Кроме критики, врачи и фельдшеры, оказывающие экстренную помощь, постоянно подвергаются опасности и нападкам со стороны пациентов. Только за последние недели в Ярославле пьяный пациент избил врача скорой, в Петербурге напали с ножом на скорую, в Нижнем Новгороде водитель легковой машины не пропустил скорую и спровоцировал ДТП. Фельдшеры регулярно сталкиваются с хамством, нетрезвыми пациентами, ложными вызовами, а сделав свою работу, еще и выслушивают обвинения в некомпетентности.

Кто прав, а кто виноват? Истина, как обычно, где-то посередине. Мы собрали вопиющие случаи разбирательств между врачами и пациентами за последнее время.

Reuters

Врачи против пьяного пациента в Санкт-Петербурге

В начале 2015 года в Санкт-Петербурге врачи скорой помощи выехали на вызов к автослесарю Денису Колпикову. Пациента медики обнаружили сильно нетрезвым и, как могли, доставили в машину. После этого скорая отвезла Дениса в Александровскую больницу, где его несколько дней лечили от сильнейшей алкогольной интоксикации. В крови Дениса обнаружили 3,2 промилле алкоголя — это примерно полторы бутылки водки.

«Мы несколько дней спасали жизнь этому пациенту. Даже не представляете, сколько препаратов перевели, чтобы вывести его из состояния сильнейшей интоксикации. В реанимации он находился именно поэтому», — рассказал главный врач Александровской больницы Юрий Линец.

Между тем в СМИ история выглядела совсем иначе. Жена Дениса Колпикова обвинила фельдшеров в жестоком обращении с пациентом: по ее словам, медики избили его тряпкой и волоком тащили до машины скорой помощи, из-за чего Денис получил две гематомы, черепно-мозговую травму и оказался в реанимации. В подтверждение своих слов Ольга Колпикова предоставила журналистам видео с камер наблюдения в подъезде.

Фельдшеры скорой написали петицию, в которой призвали прокуратуру честно расследовать их дело. По словам медиков, в машине не было носилок, поэтому пациента пришлось нести на руках. Из-за экономии бюджета на скорой сократили все ставки санитаров, а в бригаде одним из фельдшеров была женщина, поэтому второму медику пришлось самостоятельно транспортировать Дениса Колпикова. Где были жена и друзья Дениса, с которыми он распивал алкогольные напитки, в момент приезда скорой, и почему никто из них не помог с транспортировкой — скорую вызвали соседи, с которыми Денис Колпиков успел подраться.

«На основании предъявленного видео нет доказательств жестокого и непрофессионального обращения с пациентом, так как „удары тряпкой“ которых, к слову, на скорой помощи нет, так как «тряпок» медики не возят и вполне вероятно, что это вещи самого пациента, которые он потерял вследствие драки и нахождения в алкогольном опьянении ) могли быть произведены в качестве процедуры, приводящей в сознание, точно так же, как и удары по щекам при потере сознания, как способ приведения в чувство. Данную процедуру не запрещается производить людям с нарушением сознания, вследствие чего просим признать это медицинским мероприятием», — говорится в тексте петиции.

Тем не менее, как сообщили в СМИ, после инцидента фельдшеров уволили. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Associated Press

Сердечный приступ на тверском автовокзале

23 марта 2016 года в здании автовокзала в Твери внезапно упал 55-летний мужчина. По всем признакам, у него начался сердечный приступ. Жена начала звать на помощь. К ней подошла дежурная медсестра автовокзала, но у нее не оказалось нужных лекарств. В итоге кто-то из пассажиров вызвал скорую, а одна из них — в прошлом медсестра — начала делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание.

Скорая помощь приехала через 25 минут и осмотрела пациента. Пока медики ходили в машину за аппаратом для ЭКГ и кислородной маской, пациент скончался.

По словам очевидцев, медики не сделали ничего, чтобы успокоить жену погибшего. «Жене скончавшегося мужчины стало плохо, у нее началась истерика. Никто из бригады приехавшей скорой не подошел к ней и не предложил помощь, да хоть банальное успокоительное — лишь попросили предъявить документы погибшего для записи в отчет. Корвалол нашелся у ожидающих своего рейса тверичан — женщину кое-как успокоили», — рассказала одна из очевидцев тверскому новостному агентству.

На самом деле единственным серьезным нарушением было то, что медики ехали на вызов целых 25 минут: по закону, при экстренных вызовах, связанных с опасностью для жизни, скорая должна успеть к месту вызова за 20 минут.

РИА «Новости»

Читатели тверского информационного агентства поделились в комментариях к новости недоумением, как скорая могла ехать целых 25 минут, если от ближайшей станции скорой помощи до автовокзала — максимум 10 минут езды.

Депутат законодательного собрания Тверской области Андрей Истомин отправил запрос в прокуратуру с просьбой дать оценку инциденту и действиям медиков — как сотрудников тверского автовокзала, так и прибывшей бригады скорой помощи.

«Наша бабушка умерла из-за пьяных врачей скорой»

2 января 2017 года нижегородские медики выехали на вызов к 85-летней пенсионерке Валерии Шевниной. По словам ее внучки Елены Лебедевой, скорая ехала очень долго, а когда наконец доехала, в квартиру вошли два молодых фельдшера, от которых пахло водкой.

Медики поставили пенсионерке предварительный диагноз «отек легких» и сказали семье, что ее нужно срочно доставить в больницу. Однако Валерия не захотела ехать с этой бригадой — по ее мнению, пьяные фельдшеры могли «ее угробить».

Медики, по словам Елены, начали хамить пенсионерке и уже собрались уходить, но семья уговорила их остаться. Тогда фельдшеры сказали, чтобы Валерия спускалась к машине скорой помощи, а сами ушли курить во двор.

Семья попыталась вывести женщину на улицу, но та потеряла сознание на лестничной клетке. Подоспевшие фельдшеры сделали укол адреналина, начали реанимационные мероприятия и вызвали подмогу. Когда приехала реанимационная бригада, пенсионерка уже скончалась. По словам Елены Лебедевой, реаниматолог, констатировавший смерть, тоже был пьян.

Евгений Заковеря, тот самый «пьяный реаниматолог» Нижегородской скорой помощи, говорит, что рассказ Елены Лебедевой — клевета. Сам Евгений не употребляет алкоголь уже три года, и в трезвости своих фельдшеров тоже уверен.

«Все действия фельдшеров очень жестко регламентированы. Если бы там сразу был отек легких, то женщина вообще была бы нетранспортабельна. И нужно было бы срочно вызывать реанимационную бригаду. Как я понял, молниеносная форма отека легких с остановкой сердца возникла, когда женщину начали спускать вниз. Почему не на носилках, сказать не могу. Со слов фельдшера, женщина могла идти самостоятельно. И у меня нет никаких оснований не верить фельдшерам, которые утверждали, что вели ее сами. Когда мы приехали, мы застали ребят, проводивших реанимацию. К сожалению, ко времени нашего приезда женщина уже была мертва», — рассказывает Евгений Заковеря.
На станции скорой помощи провели служебную проверку, и единственное нарушение, которое выявили , — это то, что скорая приехала к пациентке за 23 минуты вместо положенных 20. Руководство станции планирует подать в суд на газету, разместившую материал с клеветой на нижегородских медиков.

«До меня дошла информация, что девочка-фельдшер, после того как будет доказана ее невиновность в произошедшем, намерена уволиться. Одним хорошим фельдшером будет меньше. С чем я всех и поздравляю», — заключил Евгений Заковеря.

РИА «Новости»

Почему так происходит?

Вопиющие случаи медицинского непрофессионализма, конечно, имеют место. Достаточно вспомнить историю, когда питерские медики, приехавшие на вызов, избили пациента, бросили его на пол и уехали. Или случай в Белгороде, когда врач приемного отделения ударил прибывшего пациента за то, что тот задел ногой медсестру, от чего пациент скончался. Белгородского врача Илью Зелендинова приговорили к девяти годам заключения за умышленное убийство, а вот медики из Санкт-Петербурга остались безнаказанными и через пару дней снова заступили на смену.

Но все-таки в большинстве ситуаций, как оказывается, виноват не медик. Чаще всего виновата (что бы вы думали?) система: диспетчеры, которые отправляют машину скорой в далекий район, куда невозможно добраться за 20 минут, бюджетные ограничения, из-за которых не хватает лекарств, носилок и рабочих рук. Кроме того, по мнению читателей «Здоровья Mail.Ru», вина за то, что профессия врача перестала быть уважаемой, виновато тоже госудаство. Поможет ли это знание решить хоть одну из проблема здравоохранения?

На неформальном сайте скорой помощи Feldsher.ru медики жалуются: несмотря на законодательство — в бригаде скорой помощи должно быть два человека, не считая водителя — им зачастую приходится ездить на вызовы в одиночку. Если фельдшер уволился, заболел или в отпуске, его коллега будет ездить по вызовам самостоятельно, и начальство даже не доплатит за работу сверх нормативов. О том, как в такой ситуации можно транспортировать «тяжелых» пациентов, можно только догадываться.
Зачастую виноваты и пациенты. После новогодних праздников красноярские медики скорой помощи ответили на претензии горожан. С 1 по 8 января красноярцы жаловались в соцсетях на работу скорой. Пациенты говорили, что не могли дозвониться, что бригада ехала семь часов, что врачи приезжали пьяными и не оказывали нужной помощи. Но медики уверяют — нарушений не было.

Что касается сроков, доехать за 20 минут скорая обязана при инфарктах, инсультах, тяжелых травмах и так далее — как сообщили в Минздраве, ни одного опоздания на вызовы в случае угрозы жизни за праздники не было. В ответ на остальные обвинения врачи посетовали, что к неудовлетворительной работе скорой помощи часто приводит халатность пациентов. Ведь до 70% вызовов — поликлинические, консультации и «бесплатное такси».

«31 декабря побило все рекорды — каждый пятый вызов был „болеем в течение месяца“. Где вы были раньше?» — возмущается одна из красноярских врачей.
И наконец, о «пьяных медиках». Сильно уставший человек может быть очень похож на человека в состоянии опьянения. Нормальная смена врача скорой помощи — сутки через трое. Но многие берут двойную ставку, чтобы свести концы с концами.

«Если бы я был министром здравоохранения, то назначил бы сотрудникам скорой помощи конкурентную зарплату с запретом подрабатывать под угрозой увольнения. Потому что скорость принятия решений и точность работы рук при усталости снижается — а это здоровье пациентов, а для кого-то, может быть, и жизнь. Но это никого не волнует. А работая на одну ставку (сутки через трое), врач скорой получит на руки 18-20 тысяч рублей — и живи как хочешь», — резюмирует Евгений Заковеря.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Ольга Старикова
В ответ на комментарий от Oleg Korytov История переписки4
Oleg Korytov
А разве визиты "скорой помощи" по три раза в месяц ее спасли бы? Но хочу заметить , что Ваша мама сама врач. И самостоятельно себе диагнозы ставить не возбраняется (онкологическая настороженность должна быть у врача любого профиля), и квалифицированных специалистов со связями, которые есть у любого зам. главного врача, найти можно. Другое дело, что рак желудка имеет обыкновение течь скрытно, жалобы часто появляются лишь в финале заболевания. Оценивать имеет смысл риски( так называемые предраковые состояния , наличие неблагоприятной наследственности) и проходить плановую гастроскопию ежегодно при наличии повышенного риска. Гарантия ли это своевременной диагностики? К сожалению, нет. Еще раз скажу , что люди смертны. Мы все от чего- то умрем рано или поздно. Все под богом ходим.
СсылкаПожаловаться
Я с Вами полностью согласна, все под богом ходим, но как раз бригады скорой помощи снимали ей ее состояние. За что все им были благодарны. И именно это я пыталась донести в первом коментарии. И делали все, что положено. Начиная от снятия ЭКГ, уколов и уезжали только тогда, когда не только визуально улучшалось состояние, но и по всем аппаратным показателям.
СсылкаПожаловаться
Oleg Korytov
В ответ на комментарий от Ольга Старикова История переписки5
Ольга Старикова
Я с Вами полностью согласна, все под богом ходим, но как раз бригады скорой помощи снимали ей ее состояние. За что все им были благодарны. И именно это я пыталась донести в первом коментарии. И делали все, что положено. Начиная от снятия ЭКГ, уколов и уезжали только тогда, когда не только визуально улучшалось состояние, но и по всем аппаратным показателям.
СсылкаПожаловаться
Я сочувствую Вам в Вашем горе. Но простите меня за занудство. Для помощи онкологическим пациентам существует хосписная помощь. Оказание ее возможно не только стационарно, но и сопровождение таких пациентов на дому. Я не знаю , где вы живете( в небольших городах такая помощь не доступна, но в мегаполисах российских она уже есть. Каждый должен заниматься своим делом, выполнять качественно в первую очередь свою работу. Бригады "скорой" должны быть загружены именно своими задачами. В российской медицине самая большая проблема даже не недофинансирование, а вранье и плохое управление. Невозможно иметь хорошее здравоохранение при плохом управлении. А качество людей в медицине такое , как и по стране в целом. Есть умные, есть не очень. Есть энтузиасты и пофигисты, профессионалы и люди случайные. К белому халату ангельские крылышки отнюдь не прилагаются.
СсылкаПожаловаться
Ольга Старикова
В ответ на комментарий от Oleg Korytov История переписки6
Oleg Korytov
Я сочувствую Вам в Вашем горе. Но простите меня за занудство. Для помощи онкологическим пациентам существует хосписная помощь. Оказание ее возможно не только стационарно, но и сопровождение таких пациентов на дому. Я не знаю , где вы живете( в небольших городах такая помощь не доступна, но в мегаполисах российских она уже есть. Каждый должен заниматься своим делом, выполнять качественно в первую очередь свою работу. Бригады "скорой" должны быть загружены именно своими задачами. В российской медицине самая большая проблема даже не недофинансирование, а вранье и плохое управление. Невозможно иметь хорошее здравоохранение при плохом управлении. А качество людей в медицине такое , как и по стране в целом. Есть умные, есть не очень. Есть энтузиасты и пофигисты, профессионалы и люди случайные. К белому халату ангельские крылышки отнюдь не прилагаются.
СсылкаПожаловаться
В моем первом коментарии разговор был о сердечных приступах, ранее, до постановки диагноза онкология. В услугах хосписа не нуждались, т.к. Всеми обезболивающими были обеспечены, а уж уколы я ей сама делала. Про сегодняшнее здравоохранение говорить даже не хочу. 17 лет сама работаю в аптеке, при поликлинике и вижу, что происходит
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.