Общество и государство,

Сладкие иллюзии: почему гомеопатия все еще жива

За последние десять дней о гомеопатии высказались все — от РАН и Минздрава до врачей-эндокринологов. Подводим итоги дискуссии и ставим точку.
Lori.ru

Как мы уже писали, гомеопатия не работает. После публикации меморандума РАН «О лженаучности гомеопатии» в обществе разгорелись споры между приверженцами научного метода, гомеопатами и их клиентами. Самый популярный аргумент «за» звучит примерно так: «А мне помогает».

Почему же, несмотря на тонны исследований и то, что все принципы гомеопатии противоречат законам физики и химии, так много людей продолжают в нее верить? Кому это выгодно? И — нужно ли бороться с гомеопатией или «пусть будет»?

Вера последней инстанции

С точки зрения науки, гомеопатия не работает и не может работать, ее эффективность никак нельзя подтвердить научным методом. За это и цепляются гомеопаты. Если подтвердить нельзя, то нельзя и опровергнуть.

Сторонники гомеопатии, среди которых немало людей с техническим образованием, признают: с точки зрения современной науки это полная ерунда. Что, однако, не является доказательством ее неэффективности! Почему? Потому что научный метод нельзя применять к гомеопатии, ведь гомеопатическое лечение — строго индивидуально, и слепыми исследованиями его не проверишь.

Даже людей с высшим образованием и обширными научными знаниями в руки гомеопатов толкает надежда.

По данным британского Исследовательского института гомеопатии, пациенты обращаются за помощью к этим препаратам, когда традиционная медицина не дает результатов, либо когда обычное лечение противопоказано (например, из-за побочных эффектов).

Обычно к гомеопатам приходят люди с хроническими болезнями, которые с трудом поддаются лечению в рамках традиционной медицины: аллергии и экзема, неврологические расстройства, синдром раздраженного кишечника, хронические боли, психические болезни.

Медицина говорит: лечения нет, живите и пользуйтесь симптоматической терапией. Но тут приходит гомеопат и обещает полное исцеление — и пациенты начинают верить в чудо.

Причины многих из перечисленных патологий до конца не известны науке, но есть данные, что большую роль играет психосоматика. А значит, тот самый эффект плацебо (по-простому — самовнушение) вполне может сработать — если верить.

Pexels.com/CC 0

Ответный удар

Практически сразу после публикации меморандума РАН был уволен один из его авторов — Денис Рощин. Он работал ведущим научным сотрудником Отделения экономики и ресурсного обеспечения здравоохранения в ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России.

Директор этого института, Владимир Стародубов, министр здравоохранения в 1998-1999 годах, кстати, фигурирует в приказе Минздрава РСФСР № 115 от 11 июля 1991 «О развитии гомеопатического метода в медицинской практике и улучшении организации обеспечения населения гомеопатическими средствами». На момент публикации приказа Стародубов был заместителем министра здравоохранения и был назначен ответственным за развитие гомеопатии в стране.

Другие чиновники из Минздрава, несмотря на рекомендации РАН, тоже пока на стороне гомеопатии. Это подтверждает заявление, которое замминистра здравоохранения РФ Татьяна Яковлева сделала после публикации нашумевшего меморандума.

Гомеопатия признается официально Всемирной организацией здравоохранения, в том числе и Минздравом России гомеопатия тоже признана. Если прием ведет специалист, не знающий гомеопатии, который не прошел специализацию и обучение, вот тогда это лженаука.
Татьяна ЯковлеваЗаместитель министра здравоохранения

Представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Грегори Хартл опроверг заявление Яковлевой. По его словам, ВОЗ лишь контролирует безопасность средств альтернативной медицины, но не занимается вопросами их эффективности. Одобрение таких дополнительных медицинских практик, как гомеопатия, находится в компетенции каждой конкретной страны.

Можно ли сделать вывод, что чиновники и Минздрав поддерживают гомеопатию из каких-то своих, возможно, коррупционных интересов? Один из авторов меморандума РАН считает, что это не так.

«Если бы такая поддержка была, мы могли бы разглядеть в этом коррупционные схемы, выгодные отдельным чиновникам, но Минздрав вряд ли преследует какие-то свои интересы. Да и в целом, гомеопатия — такая капля в море всей фармацевтической индустрии, что активно продвигать ее государству нет никакого смысла», — говорит он.

Почему же, несмотря на выводы ученых, законодатели не запретят или хотя бы серьезно не ограничат распространение гомеопатических средств? Объяснения может быть два: та самая «последняя надежда», которая нужна народу, и лобби компаний-производителей, которые неплохо зарабатывают на гомеопатии.

Сахарные магнаты

В США, например, гомеопатия стала мультимиллиардной индустрией. Если в 1980-х, на заре гомеопатии, американцы тратили на нее $1,5 млн в год, то в 2007 году — почти $3 млрд. Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) долгое время смотрело на гомеопатию сквозь пальцы и даже не требовало обязательной регистрации новых препаратов. Однако после многочисленных жалоб пациентов FDA пришлось заняться гомеопатами вплотную.

В апреле 2015 года в FDA начали обсуждать новый подход к гомеопатическим средствам. Регулятор планирует применять к ним те же стандарты, что и к обычным лекарствам: если препарат не доказал свою эффективность в клинических исследованиях, он не попадет на прилавки аптек, а его распространение станет нелегальным.

Но вернемся к России. Как мы уже говорили, гомеопатические препараты занимают незначительную долю рынка лекарственных средств в нашей стране — 1%, или 8 млрд рублей в денежном выражении. Правда, в официальной статистике не учитывается «теневой» сегмент гомеопатов, которые принимают на дому и никак не регистрируют продажу своих лекарств.

Несмотря на то, что доля гомеопатических препаратов в общей выручке от продажи лекарств незначительна, их прибыльность заставляет производителей наращивать объемы производства и активно продвигать эти препараты на рынке.

Чтобы продолжать продавать свои препараты вопреки всему, производители гомеопатии постоянно проводят собственные исследования.

Вот например, популярный у россиян препарат «Оциллококцинум» — лекарство от гриппа и ОРВИ производства французской гомеопатической компании «Буарон». На него приходится больше четверти от общего объема продаж гомеопатии и 16% рынка противогриппозных препаратов. Что пишет его производитель о его эффективности?

Lori.ru

На сайте компании «Буарон» приведены данные обзора научного общества Кохрейн. Эта авторитетная организация собирает различные исследования относительно эффективности конкретного лекарства, а потом анализирует их и делает окончательный вывод. Специалисты общества включили в анализ шесть исследований «Оциллококцинума»: два из них проводились в России и относилось к профилактике гриппа и простуды, четыре прошли во Франции и Германии и оценивали эффективность препарата для лечения ОРВИ.

Вывод, который сделали авторы анализа: «Уверенных доказательств, позволяющих сделать надежные выводы в отношении эффективности „Оциллококцинума“ в профилактике или лечении гриппа или гриппоподобных заболеваний, недостаточно».

Тем не менее специалисты «Буарон» добавляют от себя: «В пользу «Оциллококцинума» говорит то, что гомеопатические лекарства были созданы задолго до большинства существующих сегодня препаратов и даже самих принципов доказательной медицины, поэтому сегодня, попадая в сферу интересов научного сообщества, они уже имеют за собой длительную практику применения и опыт клиницистов разных стран».

Американский институт гомеопатии и вовсе заявляет на своем сайте, что традиционные методы исследований эффективности лекарств к гомеопатии не применимы. По словам американских гомеопатов, дизайн исследования должен быть такой, чтобы каждому больному из основной группы подбирали свое лекарство, а в контрольной группе всем давали одинаковое плацебо.

Тогда, по их утверждению, гомеопатия покажет свою эффективность. В подтверждение они приводят несколько «правильных» исследований, например, о лечении фибромиалгии (хронической боли). Результаты этого исследования даже опубликованы в рецензируемом журнале Rheumatology: Oxford Journals c импакт-фактором 4,5 (численный показатель авторитета научного журнала; для сравнения: рейтинг ведущего медицинского журнала The Lancet — 44) и действительно показывают, что гомеопатия эффективнее плацебо.

Правда, размер выборки в основной и контрольной группе составил всего 26 и 27 человек, при том что минимальный размер выборки для статистической значимости — 30 человек.

Вместо вывода

Гомеопатия — золотая жила для фармацевтических компаний. Производство «волшебных шариков» обходится в копейки, препараты не требуют дорогостоящих испытаний и регистрации. Пока на законодательном уровне не ввели строгие ограничения, можно писать что угодно на упаковке, называя гомеопатический препарат «лекарством», рекламировать его по телевидению и продавать в аптеках наравне с обычными медикаментами.

Правда теперь, после публикации меморандума, возможно, что-то изменится — в российском Минздраве уже создается рабочая группа, которая определит будущее гомеопатии. Последний вопрос: стоит ли запретить ее вовсе?

Многим больным, которые отчаялись найти спасение в традиционной медицине, отчаянно нужна вера хоть во что-то. Гомеопаты подкрепляют ее своими рассказами о непознаваемости своего метода современной наукой и альтернативными исследованиями, которые редко признаются научным сообществом.

С одной стороны, эффект самовнушения и «непознанная сила памяти воды» может реально помочь людям, чьи болезни вызваны психосоматикой. Даже в лечении гриппа «Оциллококцинумом» нет ничего ужасного — в мире и так нет противовирусного препарата, который был бы эффективным и безопасным в лечении ОРВИ. Гомеопатические шарики хотя бы не вызывают побочных эффектов и уж точно лучше антибиотиков, которые многие ошибочно принимают при гриппе.

С другой стороны, фармацевтические компании заставляют людей тратить свои, зачастую совсем не лишние, деньги на препараты, которые им вовсе не нужны. А если человек болен чем-то посерьезнее простуды (которая все равно пройдет сама), то фармкомпании не только заработают на бесполезных лекарствах, но и могут помешать реальному лечению препаратами, которые работают. Пациент же теряет драгоценное время, которое может стоить ему жизни — вот самое страшное.

И между этих двух огней — несчастная наука, которая все пытается что-то доказать и подтвердить. Ученые борются с ветряными мельницами и приводят аргументы в пользу неэффективности гомеопатии, которые, по большому счету, никому, кроме них, не нужны.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Здоровье Mail.Ru
Информация на сайте предоставляется исключительно в справочных целях. Не занимайтесь самолечением. При первых признаках заболевания обратитесь к врачу.