Наука и практика, , BBC News Русская служба

Люди, которые не помнят своего прошлого — стоит ли их жалеть?

Отклонение от нормы, которое озадачило ученых.

Неспособность мысленно путешествовать во времени — это еще одно отклонение от нормы, которое озадачило ученых. И поскольку большинство тех, у кого оно обнаружено, не осознавало этого, возможно, оно гораздо более распространено, чем можно было бы подумать.

BBC/GETTY

Сюзи Маккиннон не помнит себя ребенком. Фактически она не помнит себя в любом возрасте, кроме нынешнего — сейчас ей идет седьмой десяток.

Она не помнит и того, что мы обычно называем «памятными событиями». Например, ей известно, что она была на свадьбе у своего племянника. Она знает, что с ней там был ее муж. Но вспомнить, что именно там происходило, она не может.

У Сюзи в голове сохранилось довольно мало воспоминаний о прошедших годах. Но она не страдает амнезией.

На протяжении долгих лет Маккиннон и не подозревала, что в этом отличается от других.

BBC/GETTY

Мы склонны считать, что мозг у всех работает одинаково. И мы крайне редко обсуждаем, каково это — иметь воспоминания.

Маккиннон считала, что когда другие люди рассказывают в подробностях то, что с ними произошло в прошлом, они просто привирают, выдумывают детали, чтобы собеседникам было интереснее слушать.

А потом одна из ее подруг-медиков попросила Сюзи пройти тест памяти для научного исследования. Вот тогда-то обе женщины и поняли, что у Маккиннон полностью отсутствует автобиографическая память.

BBC/GETTY

Маккиннон начала читать про амнезию, но истории людей, потерявших память в результате болезни или травмы головного мозга, не имели ничего общего с ее, Сюзи, историей.

Она знала, что-то или иное событие в ее жизни случилось, однако совершенно не помнила, что и как там происходило.

Чуть более 10 лет назад, когда она сломала ногу и мучилась от безделья, Маккиннон начала читать про исследования процесса мысленных путешествий во времени и в итоге приняла решение встретиться с ученым, работающим над этой темой.

Она немного нервничала в тот день, когда написала имейл Брайану Левину, ученому из исследовательского института Ротмана в Торонто. Левин же называет тот день одним из самых удивительных в его карьере ученого.

Результатом их знакомства стала идентификация совершенно нового синдрома — серьезного дефицита автобиографической памяти (Severely Deficient Autobiographical Memory).

Люди обладают невероятной способностью мысленно путешествовать во времени, возвращаясь к разным событиям прошлого, когда захотят.

Вспомните, как вы сидели за партой в начальной школе. Представьте, как вы лежали на пляжном полотенце на берегу моря и наблюдали за дельфинами на горизонте.

И это, судя по всему, не просто факты о тех ситуациях, которые проходят перед вашим мысленным взором — вы восстанавливаете то, как вы чувствовали себя тогда. Маккиннон не способна это сделать.

BBC/GETTY

Как сказал Брайан Левин в радиопрограмме Би-би-си «Всё у нас в голове», «для нее события прошлого как будто происходили с кем-то другим, они как будто часть прошлого опыта другого человека».

Конечно, порой такое происходит с каждым из нас, поскольку мы забываем большую часть того, что с нами было в прошлом. Но у Сюзи Маккиннон это доведено до экстремального уровня.

BBC/GETTY

Этот синдром очень отличается от амнезии, которая обычно случается после какого-то специфического события или травмы головного мозга и не позволяет человеку сохранять новую информацию, которая бы сформировала новые воспоминания.

Люди с серьезным дефицитом автобиографической памяти (СДАП) могут узнавать и запоминать новое — но сохраненная информация лишена богатства деталей реального жизненного опыта.

Если Маккиннон и помнит подробности события, то это только потому, что видела фотографии или специально узнавала у других, что именно происходило.

Она не может представить себя в той прошлой ситуации — в чем она была одета, с кем она была, и так далее.

Как сказала она во время передачи «Всё у нас в голове», «на том семейном торжестве по поводу свадьбы вполне могла быть не я, а кто-то другой. В моей голове не осталось никаких доказательств того, что я была там. Я не ощущаю это как событие, в котором я участвовала».

BBC/GETTY

Это означает, что Маккиннон не способна испытывать ностальгии по лучшим дням своей жизни — однако хорошая новость состоит в том, что в ее голове не сохраняется и каких-то болезненных воспоминаний.

Тяжелые события — смерть близкого родственника, например, — ощущаются именно такими, когда они происходят, но со временем это ощущение быстро уходит, забывается.

Все это делает ее человеком, приятным в общении — ведь она не злопамятна.

Что касается причины того, почему возник этот синдром, ученые пока не могут найти какой-либо болезни или травмы, имеющей отношение к необычному свойству памяти Маккиннон.

Исследователи считают, что люди, вероятно, просто такими рождаются. Тем не менее Левин с коллегами продолжают искать возможные причины.

Маккиннон также страдает афантазией — она не способна осознанно создавать образы перед мысленным взором.

Не это ли ей мешает хранить в памяти богатые деталями воспоминания о прошлых событиях? Наверняка трудно сказать.

Десятилетия исследований свойств человеческой памяти показали, что мы реконструируем в уме событие прошлого каждый раз, когда вспоминаем о нем — но нам неизвестно, все ли одинаково это делают.

BBC/GETTY

Некоторые могут видеть перед мысленным взором нечто вроде картинки или видео, у других воспоминания больше связаны с абстрактными идеями или фактами.

Кэтерин Лавдей, профессор когнитивной нейрологии из Вестминстерского университета, предлагает задуматься, нет ли тут параллелей с нашими самыми ранними воспоминаниями.

Мы способны воспроизвести некоторые события, случившиеся с нами в возрасте до трех лет, потому что нам о них много рассказывали наши родители и другие родственники, мы видели фотографии тех дней. Однако нам трудно вспомнить, как же именно мы чувствовали себя тогда.

BBC/GETTY

В настоящее время степень распространенности СДАП неизвестна — Левин и его коллектив пытаются установить это с помощью онлайн-опроса.

В опросе уже приняли участие пять тысяч человек, и многие из них заявили, что, по их мнению, обладают этим синдромом.

Этот срез, конечно, носит «самоизбирательный» характер, но отклики заставляют предположить, что синдром СДАП не так уж редок.

Коллектив ученых под руководством Левина исследует предположение, что свойства автобиографической памяти можно рассматривать как своего рода широкий спектр: СДАП лежит на одном его краю, в то время как на другом — люди, помнящие почти все, независимо от значимости событий.

BBC/GETTY

Мешает ли этот синдром нормальной жизни? Если вы этого не ощущаете, то, видимо, нет.

Скажем, Маккиннон прожила так всю жизнь, и для нее новость о том, что она отличается от других людей, стала просто интересной, не более того.

Теперь она, по крайней мере, поняла, что другие не выдумывают, когда рассказывают длинные истории о событиях прошлого.

«У меня так было всегда. Так что я не испытываю каких-то сложностей или чувства, что мне чего-то не хватает», — говорит она.

И Маккиннон видит в своей особенности еще одно преимущество: «Я знаю, что многие люди изо всех сил стараются жить в настоящем моменте, а у меня это получается без усилий, потому что мой мозг работает именно так. Так что я всегда, в любое время живу только настоящим».

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. Русская служба Би-би-си не несёт ответственности за их содержимое.
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.