Консультации / Неврология

Редкое заболевание

Здравствуйте. Прошу помочь в определении диагноза возникшего у меня заболевания, а также выписать препараты для его лечения, так как мой лечащий врач полностью проигнорировал мои жалобы к нему и вообще ни чего не выписал, а мое положение критическое. Заранее прошу прощение за большой объем изложенного в этом топике материала. Данное заболевание является психогенным, а психогенные заболевания насколько я знаю, тяжело диагностируются и что бы врач смог сделать верный диагноз – ему необходимо во всех тонкостях рассказать причину его возникновения, его развитие и течение. Также прошу прощения за некоторую сумбурность изложения материала, - я просто сейчас нахожусь не в таком состоянии, в котором особо вникнуть в то что пишешь нет никакой возможности. Сейчас из-за болезни мои умственные возможности крайне ограничены. Вот только на это письмо их и хватило...) Так как ухудшение состояния моего здоровья вызвано исключительно психогенными факторами – вначале я должен подробно описать всю ситуацию приведшую как я считаю к сильнейшему психогенному повреждению нейронов головного мозга. Десять лет назад в результате совершенного в отношении меня разбойного нападения – я получил черепно-мозговую травму, в результате которой - я лишился части головного мозга (в результате многочисленных черепно-мозговых травм образовались двецеребральные кисты в левом лобном полушарии головного мозга). Кроме приступов афазии в результате которых я лишался способности читать, писать и говорить (иногда полностью, иногда частично), некоторых психических расстройств (нервного тика и пр.), А также постоянно ноющих неправильно сросшихся переломов лица и черепа (после травмы мне в течении длительного времени мне не оказывалась медицинская помощь в результате чего все переломы срослись неправильно) - никаких других проблем со здоровьем я не замечал в течении всего периода со дня получения мною травмы до июня этого года (ровно десять лет). Основные проблемы со здоровьем начались (как это ни странно) не из-за получения самой травмы, а в результате того, что за ней последовало: после нескольких лет разбирательств и судов преступнику, который за время ведения разбирательств по моему заявлению – успел совершить ещё одно аналогичное преступление в результате которого черепномозговые травмы получили уже двое несовершенолетних -рецидивисту, наркоману, который как стало известно готовился по крайней мере к совершению ещё одного аналогичного преступления, уже в составе группы людей - удалось полностью избежать наказание за содеянное только лишь из-за утерей городской больницей медицинских документов свидетельствующих о факте получения мною травмы в 2004 году. Два года переписки с правоохранительными органами и подачи жалоб в прокуратуры и суды прошли без какого либо результата. – Полиция лишь походатайствовала об устройстве преступника на работу откуда его до этого уволили. Меня же – как потерпевшего, который в результате совершенного в отношении меня преступления был вынужден в свое время уволится с работы (преступление было совершено на моем рабочем месте) – никто никуда устраивать не стал. Сам я также никуда на работу устроится не смог и до сих пор безработный. - В результате всего этого я получил сильнейший нервный срыв из-за которого сейчас испытываю огромные проблемы со здоровьем. Прежде всего это касается моих умственных способностей (умственной работоспособностью) которые снизились процентов на 85, а иногда пропадают и вовсе, а также нестерпимой боли - терпеть которую ежедневно - я уже почти не в силах. Кроме этого наблюдаются и другие проблемы со здоровьем, которые я опишу ниже. История заболевания: однажды утром вначале рабочего дня – я сел за компьютер работать. Тут у меня в памяти опять всплыла ситуация с оправданием преступника совершившего в отношении меня разбойное нападение и что с этим уже ничего поделать нельзя. Пытаясь решить ситуацию, но не в силах её решить – вся моя энергия пошла на выражение сильного, но абсолютно пустого и безвыходного гнева, который длился всего около минуты, если не меньше. После того как я снова сел за стол и вернулся к своей работе – я почувствовал, что что то во всех моих действиях уже не так как было раньше: до конца дня я чувствовал оглушенность и пониженную восприимчивость к информации с которой работал на компьютере. Я её не мог как раньше «считывать» и обрабатывать. Все было как то не так как раньше. Я не сильно обратил на это внимание – считая, что это состояние временное и оно со временем сойдет. Так я закончил день. Но на следующее утро – я только пробудившись сразу ощутил чудовищное и очень сильно чувтсво сдавленности своей психики. Я чувствовал - что что то сильно повредил в своем головном мозге и это повреждение останется со мною до конца жизни. Это можно сравнить с ощущениями которое испытывает больной клаустрофобией оказавшийся в сильнейшей тесноте и испытывающий из-за этого сильнейшее чувство паники, + ощущение которое испытывают люди которые идут против сильного ветра и у которых из-за этого перехватывает дыхание, особенно если они ещё и астматики, то испытывают сильное чувство нехватки кислорода – вот примерно такие ощущение были у меня, только у меня они были в миллиарды раз сильнее и ужаснее, так как зажатость, теснота, давление, нехватка пространства ощущалась не для тела, а для мыслей, эмоций, для деятельности всего сознания и ощущается в самом сознании, в самом уме, в самом головном мозге и никуда от него не деться, не скрыться – и оно будет тебя сопровождать всегда и всюду, где бы ты ни находился и до конца твоей жизни. Оно в тебе и останется с тобою на всегда. Это чувство в милиарды раз острее и сильнее, чем обычная клаустрофобия. Поэтому, после возникновения приступа – я начал задумывался об «эфтаназии», потому это чувство, даже если не считать самой физической боли и нарушении познавательных функций головного мозга – вынести его было невозможно. Дело было не только в самой силе сдавливания, но в ещё большей степени в самом типе ощущения. Я физически чувствовал, что повредил какие то тончайшие структуры головного мозга без которых я не могу нормально чувствовать, проявлять эмоции, мыслить, думать, осознавать и вообще совершать какую либо умственную работу. – Не стало той свободной слаженной, естественной игры чувств, эмоций, мыслей, чувствительности ко всему что меня окружает. Это было очень сильным ощущением разрушености и повреждения, которое очень сильно душило меня прямо в моем собственном мозгу в моем сознании и не было никакой возможности от него избавиться. Я не знаю какое ещё чувство может быть сильнее, того я перенес тогда и переношу сейчас, скажу только, что это было самым сильным страданием которое я когда либо переживал в своей жизни. Искусственно вызванным из чувства долга гневом – я грубо вмешался в деятельность своих чувств, - совершил над ними, над тончайшими структурами головного мозга, что то совершенно неуместное, насильственное и тем самым нарушил их свободное и естественное течение, течение и работу каких то действовавших до этого тонких связей головного мозга, оглушил их, надорвал и они перестали нормально работать... Если говорить об умственной работе, то не осталось почти ничего от того что мог мой ум раньше. Нет того прежнего осознования материала, с которым я работаю, нарушилось памятование и другие когнитивные функции. Головной мозг как будто весь сжался и все чувства вместо того что бы течь в нем спокойно и плавно теперь не могут в нем и пошевилиться. Мозги как бы сжимаются. Появилось очень сильное чувство того, что что то стало мешать в моей голове моим мыслям, эмоциям, чувствам и пр. И это что то не дает всему нормально течь и развиваться. Хоть у меня и не было инсульта, но по правде сказать в начале я подумал, что у меня инсульт и то что я ощущаю – это результат постепенного разрушения моего головного мозга, которое идет началось где то в передней части головного мозга и идет дальше, - назад вглубь него, разрушая мое сознание. У меня действительно было чувство, что я перестал работать передней частью своего мозга и сознание переместилось в его вторую – заднюю, затылочную половину головного мозга. Раньше при выполнении умственной работы – я ощущал что думаю «темечком», у меня даже иногда создавалось в этом месте физически ощущаемое чувство напряжения, покалывания что ли, тепла и пр. Я даже тогда сказал матери, что начал думать «затылком». Мне тогда казалось, что у меня разрушается мозг и вместе с ним и сознание. Казалось, что его уже скоро совсем не станет. Хоть после проведения мрт и оказалось, что это не так, но например при сильных черепно-мозговых травмах – клетки хоть и остаются живыми, но становятся нерабочими, при ударах молний внешне на мрт – мозг находится в идеальном состоянии, но не работает как прежде. Такое бывает и при других видах его повреждения. Так что это не такая уж редкость, когда на мрт мозг нормален, но в нем происходят какие то сильные и необратимые изменения. Я хорошо ощущал, что что то на меня находит и этот процесс прогрессировал и не знал остановится ли он. Мой мозг определенно разрушался, процесс его разрушения явственно ощущался мною. Разрушение происходило от передней части голоного мозга и шло дальше – назад в его затылочную часть. Сознание теряло пространство для «маневра» и уменьшалось, уменьшалось, извиваясь – пыталось избежать полного разрушения, но сила разрушения и давления только росла и усиливалась и уровень боли возрастал. Я помню однажды проснувшись ночью (сном назвать это можно было с большой натяжкой. В лучше случае это можно назвать бредом.) Ощутил то что мой мозг просто вскипает, из-за всех сил пытаясь вернуться в прежнее состояние. Это даже кипением нельзя назвать, - нервы в прямом смысле этого слова взрывались от «кипения». Кипение наблюдалось у границы зоны разрушения головного мозга и пыталось вернуть головной мозг в прежнее состояние обратить процесс его разрушения. Это был как бы протест клеток головного мозга на чувство все время прогрессирующего «выворачивание» сознания, его разрушения. К сожалению все эти попытки клеток головного мозга вернуть ситуацию к прежнему состоянию ни к чему не привели. Ощущение «запавшего сознания» не прошло. В то первое мое после приступа утро - я с большим трудом пришел в себя, так как не хотел расстраивать мать, решив что все равно уже ничего не поделаешь и в дальнейшем старался себя внешне себя ничем выдавать. В последующие три дня после приступа сохранялась сильная оглушенность. У меня даже пропал внутренний диалог самим с собою, который всегда появлялся у меня когда я оставался один. Я полностью как бы «завис». Не было вообще никаких психически процессов и реакций. Полностью придавленное состояние всей психики. Мысли как будто придавило чем то очень тяжелым и они из-за этого не могли течь ни в каком из направлений (сейчас с этим хоть немного, но все же получше). Три дня я ждал постепенного восстановления своего состояния, но за три дня оно не произошло и как потом оказалось – это было лишь «затишьем перед бурей» . -Приблизительно на четвертый день после случившегося – я стал ощущать нарастание давления. Вместо восстановления, которое я ожидал, началось обратное движение. Ситуация начала усугубляться. Все то что было в первые три дня усилилось в несколько сот раз и я испытал такое давление, что вообще хотел покончить с собою (впрочем я ещё до конца не оказался от этой идеи). Мне кажется, в тот период я вполне мог просто умереть от болевого шока, из-за резко усилившейся боли. Я испытывал много видов боли: мне ломали скулу, челюсть, лобную, височную и другие кости черепа, ребра, которые затем неправильно сростались, я протыкал себе горло, которое мне потом без анестезии сшивали, мне без анестезии вскрывали скальпелем воспаленное горло, одно время страдал язвой и многое другое – всего не перечислишь. Вобщем я знаю, что такое боль, но то что со мною происходило в тот период не идет с тем что я когда то переживал ни в какое сравнение. Состояние было совершенно невыносимым. В течении полутора-двух месяцев приступы непрерывно продолжались. Ни о какой работе и речи быть не могло. Началась паника от того, что этот процесс только усиливается. В дополнение к тому что у меня было появилось жжение, стягивание и какая то травмированность и оголенность нервов где то внутри головы, ощущение сжимания мозга, сдавливания «психики», её стеснения, удушения, духоты. По ощущениям как будто бы была нарушена структура нервов (нейронов) и они не могут сново стать прежними и свободно работать. Мне как бы не дают сново мыслить, чувствовать, проявлять эмоции. Было ощущение того, что вся психика как бы вывернулась наизнанку и никак не может вернуться в исходное положение. Вместо этого она продолжает идти в обратном направлении и «выворачивается» ещё больше и больше, что переходит уже всякие границы и усиливается до таких масштабов, что превращается в дикую, ужасную боль и панику от которой можно просто погибнуть. Сейчас состояние немного нормализовалось. Можно сказать, что оно стало «стабильно тяжелым». Но «стабильно тяжелым» - это не значит, что оно стало хоть сколько ни будь терпимым. Моё состояние периодически ухудшается и улучшается с интервалом приблизительно в неделю-полторы. Ухудшение и улучшение колеблются в определенных границах. Каждое утро просыпаясь я сразу ощущаю боль. Скорее всего все мои ощущения – это разновидности реакций моего организма на психогенное повреждение нейронов головного мозга вызванное по видимому чрезмерным искусственным насилием над своей психикой. Ведь в день когда случилась эта пустая вспышка гнева я вообще не хотел ни на кого злиться, а хотел только спокойно поработать. У меня рабочее настроение и большой интерес к предстоящей работе, которую я всегда выполняю с удовольствием. Но из-за чувства долга перед ситуацией (ведь преступник оставаясь на свободе может продолжать совершать аналогичные преступления, и то что он уже сдеал в отношении меня то же нельзя оставлять без внимания) и желанием её хоть как то разрешить – я вынужден был сново войти в очень неприятное для себя состояние – гнева и злобы, - ведь если ничего сделать нельзя – можно только походить, позлиться, «потопать ногами» и… всё. Я прекрасно осознавал, что ситуация от этого не разрешится, но ничего поделать с собою не мог. Обычный, естественный гнев, так же как все другие эмоции проходят без каких либо последствий, тем более если за ними следует какие то действия, направленные на разрешение ситуации, которые, как правило окончательно разрежают ситуацию и человек проходит её без каких либо проблем для своего здоровья. Примерно так поступал и преступник, который даже в здании суда вел себя как хотел, нисколько себя не сдерживая. Думаю со здоровьем у этого человека все в порядке, хоть он и редко когда бывает трезвый, курит и употребляет наркотики. У людей, которые сдерживаются и сдерживаются на протяжении очень длительного времени, пытаясь на законных основаниях решить свои проблемы, - при существующем в россии законодательстве – начинаются очень большие проблемы со здоровьем. Все описанные выше ощущения происходят от повреждения нейронов головного мозга вызванного психогенными факторами. Психогенным фактором повреждения нейронов головного мозга явился сильный, безудержный гнев (возмущение, озлобленность на ситуацию и на человека совершившего в отношении меня преступление, который вместо наказания получил от государства по сути поощрение (как я уже писал выше - после совершенного им второго аналогичного преступления, в результате которого от рук того же преступника пострадали два ребенка, также как и я получившие черепномозговые травмы – преступника не только не посадили в тюрьму, оставив на свободе, но и ещё устроили его на работу. Меня - потерпевшего, который из-за совершенного преступления потерял работу и больше никуда не смог устроится – никто на работу устраивать не стал…)). Но происшедшая вспышка гнева и возмущения произошли с одной спецификой, о которой я говорил выше, которая и явилась основной причиной повреждения нейронов. Ведь в жизни мы часто испытываем гнев, но ни у кого это чувство не приводит к таким последствиям какие произошли со мною. У меня это чувство также никогда не приводило к таким последствиям для моего организма. Но гнев, возмущение и прочие чувства бывавшие у меня ранее по различным поводам – были естественными и поэтому проходили без каких либо последствий для организма. В этот же раз гнев, возмущение и злоба были вызваны мною искусственно из чувства долга перед ситуацией, ведь неизвестно сколько ещё человек может пострадать от рук этого преступника, если он не сядет за решетку и вообще я из принципа не хотел забывать эту ситуацию, которая со мною когда то случилась. Хотя никакого естественного гнева, который обычно возникает произвольно и безконтрольно развивается - я, именно в тот момент не чувствовал. Я просто хотел решить ситуацию и обезвредить преступника, от рук которого уже пострадало несколько человек, и который по имеющейся у меня информации в разное готовился совершить ещё несколько преступлений против личности в результате которых могли пострадать ещё несколько человек и возможно (я не в курсе всего того что делал этот человек) уже пострадали. Это кропаль, наркоман, давно исповедующий идеалы уголовного мира и ни перед кем этого не скрывающий. Повторюсь ещё раз - я хотел решить этот вопрос из принципа, из чувства долга перед ситуацией, исходя из здравого смысла, но не из-за естественного спонтанного гнева, который у меня никогда не приводил и не приводит к таким последствиям для моего здоровья. Как я уже говорил – непосредственно в момент вспышки гнева – я не испытывал спонтанного чувства гнева. Просто ситуацию нужно было уже решать, но решить её никак не удавалось. Если ничего сделать не удается – можно походить, позлиться, потопать ногами от безысходности, что я и сделал. Как я уже говорил – делать ничего подобного мне в принципе не хотелось. – Это действо скорее вызывало у меня неудовольствие. Это было для меня скорее утомительным и ненужным занятием, которое я не хотел сново пропускать через себя чем вошел в конфликт с самим собою. - Ситуация требовала немедленного решения и я не в силах решить её - всю свою энергию потратил на простое изливание своих чувств «в пустоту» – опять же повторюсь чувств не появившихся естественно и спонтанно, а чувств вызванных искусственно из-за попытки решить проблему, которая требовала решения, но её решение было ещё очень далеко и вся энергия вышла в пустоту. Этот момент видимо и сыграл решаю роль , так как такие сильные чувства возникшие и «проигранные» исскуственно – просто повредили нейроны головного мозга, разорвав какие существовавшие в нем тонкие связи (я это явственно чувствую). Я чувствую какой то надрыв (разрыв, повреждение) существовавших до это в моем головном мозге тонких связей, которые после их повреждения потеряли свою естественную, правильную структуру. После того как в головном мозге изменилась структура каких то связей – со временем начались проблемы с их жизнедеятельностью. То есть головному мозгу стало как бы «неудобно» работать в такой нарушенной структуре и на третий день после того как это все произошло начались уже более тяжкие последствия приступа. А именно жуткие боли и чудовищные нарушения в работе всего сознания. Приблизительно через месяц – ситуация немного «устаканилась», но до сих пор остается «стабильно тяжелой». Если говорить образно, то нынешнее состояние моего сознания похоже на то, как если бы у человека нарушилось зрение и он ничего больше не смог бы видеть впереди себя, а видел только небольшое пространство вокруг, по краям своего естественного поля обзора, захватывая лишь небольшой участок окружающего его пространства. Такое заболевания глаз действительно встречаются и люди страдающие им ничего не видят прямо перед собою, ориентируясь только на то что дает им боковой обзор. Они не в состоянии посмотреть прямо перед собою и вынуждены всю информации черпать «краем глаза» захватывая лишь небольшое поле обзора по краям нормального (естественного) поля обзора. В точности также можно описать и мое нынешнее состояние, только оно касается не зрения, а моего сознания, психики и мироощущения. Я точно также не могу «прямо» почувствовать что, понять или проявить какие либо эмоции – всегда захватывая лишь только их небольшой край. Есть только небольшой намек на их существование, но их самих (чувств, эмоций и рабочих качеств головного мозга) практически нет. Все чувства и эмоции как будто бы прижаты чем то очень тяжелым и только их края остаются свободными и я хоть как то могу проявить их, то есть проявить чувства, эмоции и рабочие качества головного мозга. Очень не приятное ощущение. Поначалу я совсем не верил, что смогу жить с таким и чувством. Например в первое утро после приступа – у меня вообще была истерика – я метался по кровати и смеялся как ненормальный, чем сильно испугал свою мать. Как я уже говорил - решив, что уже ничего не поделаешь и не желая пугать свою маму – я прекратил истерику, но привыкал я к этому состоянию очень долго и до сих пор до конца не привык к нему. Очень «зажатое» состояние. «Зажатость» чувств, эмоций и рабочих качеств головного мозга (когнитивных, познавательных способностей ума) – это то же удушье, давление о котором я говорил выше, только удушье происходит не в легких, а в голове (в моей психике, мозге). Крайне утомительно ежедневно терпеть это чувство. Это все равно, что все время душить человека, который от причиняемого ему удушья все время находится в полуобморочном состоянии без всякой надежды избавится от него до конца своей жизни. В конце-концов я могу просто умру от болевого шока. У меня уже однажды начиналась потеря сознания от переносимой мною боли: начиналось потемнение в глазах, отток крови от головы, побледнение . -Так у меня обычно начинается потеря сознания от болевого шока. Я несколько раз так терял сознание в стоматологической поликлинике или после сдачи анализов и знаю как оно обычно у меня развивается. В течении месяца после окончания острого периода болезни частенько повышалась температура тела. Повышение температуры тела сопровождалось сильными острыми головными болями. То есть меня во второй месяц после начала приступа как бы бросало то в жар, то в холод. Сейчас основные проблемы с умственной деятельностью возникают при восприятии и обработки новой информации, которую практически невозможно усвоить. Лучше обстоят дела с работой с уже ранее усвоенной информацией. Иногда я могу достаточно уверенно производить в уме арифметические действия, значительно увеличился «внутренний свободный диалог», «свободное течение мыслей», но одновременно ухудшается ситуация с восприятием информации из вне, которую я иногда совсем не могу усвоить и понять. Я как бы не могу обратить внимание на предмет умственной работы. - Я его как бы не могу прочувствовать. То есть движение от предмета умственной работы до меня и от меня до предмета работы стало каким иным, не таким как прежде. Такое ощущение, что я ставлю процесс познания «на автомат», потому что я сам «в ручную» уже ничего понять и усвоить не могу. Поставить «на автомат» когнитивную деятельность ума практически невозможно. Это не езда на велосипеде, не вождение автомобиля, ни вязание, не шитье бисером ни другая механическая работа, которую можно делать автоматически. Поэтому результаты такой работы – крайне поверхностны. Учитывая что в современном мире практически невозможно прожить без деятельности ума – последствия от перенесенного мною приступа для меня сейчас катастрофические. Я бессилен не только усвоить и обработать информацию из вне, но и проявить эмоции, чувства и пр. – То есть я не живу, а «как бы живу», не чувствую, а «как бы чувствую», не проявляю эмоции, а «как бы проявляю эмоции». Как видно из этого текста - я ещё могу создавать речевые конструкции и записывать их, но бывает, что даже эта простая функция головного мозга дается мне с большим трудом или её вообще невозможно выполнить. Учитывая негативную динамику - боюсь, что настанет момент когда я совсем не смогу объяснить, что со мною произошло и происходит. Нужно отметить что никогда ранее, даже после сильнейших черепно-мозговых травм в результате которых я лишался части головного мозга - я не испытывал нарушения когнитивных способностей, не говоря уже об изменении мироощущения, нарушения течения чувств, эмоций, мыслей и других функций головного мозга. Удивительным является то, что деградация моего мозга после того что со мною произошло - намного сильнее, чем состояние людей всю жизнь злоупотреблявших спиртными напитками и наркотическими веществами, даже если брать людей находящихся на последней стадии этих болезней (этих злоупотреблений). Я совсем не употребляю спиртного и других наркотических веществ (табака и пр.), Всю жизнь занимался спортом, но в результате случившегося сейчас намного отстаю по своим рабочим качествам от людей всю жизнь ведших беспорядочный образ жизни, не говоря уже о качестве жизни, которое вообще нельзя сравнивать. Как я уже говорил - до этого случая все мыслительные, познавательные (когнитивные) способности головного мозга я сохранял даже после получения мною сильнейших черепномозговых травм, в результате которых я в последующем лишался части головного мозга. – Уже на следующий день после их получения – имея множественные переломы лица и черепа и внутренне кровотечение головного мозга, я не получив никакой медицинской помощи – вставал на работу и без всяких проблем работал – не ощущая никаких осложнений проблем с работой головного мозга. Психика моя не менялась. – Я каким был, таким и оставался – адекватно реагируя на все раздражители. Все рабочие качества головного мозга (все мыслительные, познавательные (когнитивные) способности) оставались прежними и я полностью сохранял свою работоспособность. Я не ощущал никаких проблем с работой головного мозга и в моменты тяжелых заболеваний, при сильных недосыпаниях, как я уже говорил выше – и после получения мною сильнейших травм, в том числе и черепно-мозговых, при любых других неблагоприятных внешних и внутренних условиях и ситуациях. При любых стрессах, – мой головной мозг всегда оставался полностью работоспособным, с нормальной психикой и прочими своими качествами. Сейчас же, только в результате минутного всплеска указанных выше психических процессов, пусть даже и насильственных, я получил такие повреждения нейронов, что вообще хотел (и до сих пор ещё до конца не отказался от этой мысли) покончить с собою. Психогенное повреждение нейронов возникшее после описанного выше случая стало концом нормальной жизнедеятельности причем практически здорового человека. Произошел полный коллапс всех рабочих качеств головного мозга: я сейчас огромным трудом и нежеланием выполняю работу которую раньше выполнял легко и с удовольствием. Сейчас я способен только на несложную работу, тяжело воспринимая и усваивая любую (повторяю: любую) информацию. Я в буквальном смысле этого слова – просто не вижу её. Мне очень тяжело пробиться сквозь какой то застой, я просто утратил способность к естественному восприятию и отражению в своем сознании любой не говоря уже о технически сложной информации. Ни о какой любознательности и тяги к творчеству, которая у меня всегда была теперь и речи быть не может. Кроме рабочих качеств головного мозга – сильно пострадала и психика. Основной причиной того, что в результате перенесенного мною приступа – у меня возникли такие катастрофические последствия для моего сознания - безусловно является тот факт, что я родился с сильно отягощенной наследственностью. Наследственность была отягощена из-за сильного злоупотребления одним из моих родителей алкогольных напитков и курением. Из-за употребления моим отцом в течении многих лет до моего рождения огромных доз алкоголя, я родился с крайне ослабленной и поэтому крайне чувствительной нервной системой, которая не выдержала сильного насильственного психогенного напряжения. Я очень чувствительный и то что у здорового человека не вызывает никаких проблем со здоровьем - у меня может вызвать серьезные отклонения. Травмированность головного мозга очень хорошо и постоянно ощущается на физическом уровне. Характер боли специфический и характерен видимо именно для психогенного повреждения нейронов после их сильного насильственного перенапряжения чувствами которые не были вызваны естественными, спонтанными и не контролируемыми эмоциями, а вызванными из чувства долга перед ситуацией. Травмированность головного мозга психоэмоциональным принудительным перенапрежением осталось по видимому навсегда, так как нейроны головного мозга я слышал практически не восстанавливаются и не обновляются в течении всей жизни человека. Головной мозг откровенно сильно «страдает» от этой специфической боли. Боль временами может значительно спадать, а временами значительно усиливаться. При этом это никак обычно не влияет на рабочие качества головного мозга – его когнитивных, познавательных и иных способностях, которые стабильно снижались на протяжении всего времени с момента начала приступа. Обычной головной боли – которая знакома каждому человек у которого хоть раз болела голова – практически не бывает. –Это разные виды болей - совершенно непохожие друг на друга. Боль, которая у меня сейчас во много десятков тысяч раз неприятнее и сильнее, чем обычная головная боль. Впрочем «обычная» головная боль также была во-второй месяц если считать со дня начала приступа. Как я уже писал выше - обычно она сопровождалась повышением температуры тела. Боли были острыми, но не такими тягучими и болезненными как та боль, которую я ощущаю все время и о которой писал выше. Характерным являлось нарушение координации во время таких (острых) болей и то, что родственники увидев меня в таком состоянии подозрительно косились на меня. Потом мне говорили, что взгляд у меня во время таких болей был абсолютно отрешенным. Меня как бы лихорадило. Было ощущение что я весь горю и заболел каким то инфекционным заболеванием, которыми я уже много лет не болею вообще. Во время таких приступов повышения температуры - я был очень раздражителен и старался, что бы меня никто не видел в таком состоянии. Я и сам никого не хотел видеть. Как я уже сообщал выше - в этот же период бывали случаи, когда я наоборот «холодел» из-за оттёка, который развивался у меня как реакция на постоянную боль, которую я терпеть уже не мог в связи с чем у меня постепенно начинался приступ потери сознания. – Я бледнел, и уже чувствовал приближение начала потери сознания. О первом месяце и говорить нечего – боль была такой сильной, что я подумывал о том – не покончить ли мне самоубийством. Самим плохим в тот острый период было то, что предела развития боли не было - она развивалась и усиливалась до такой степени, что я просто мог умереть от болевого шока. Это даже кипением нельзя назвать, - нервы в прямом смысле этого слова взрывались от «кипения». Кипение наблюдалось у границы «западающей» в никуда зоны головного мозга и пыталось вернуть головной мозг в прежнее состояние, «вывернуть» его обратно. Это был как бы протест клеток головного мозга на все время прогрессирующее «выворачивание» сознания. К сожалению все эти попытки клеток головного мозга вернуть ситуацию к прежней ни к чему не привели. Ощущение «запавшего сознания» не прошло. Сознание как бы запало назад (вывернулась наизнанку, если так можно выразиться) и не может вернуться в исходное состояние. Организм хочет сбросить это состояние – повышает температуру, «кипит», «бурлит» так оно является для него ненормальным, но никак не может этого сделать и всё остаётся по-прежнему. Если говорить о сне, то в первые три дня после приступа – сон был обычным. – Никаких отклонений в течении сна я не замечал. Затем около месяца – когда был острый период течения заболевания – сон пропал совсем. Совершенно невозможно было уснуть в таком состоянии и даже если это и удавалось, то периодически я все время просыпался. В дальнейшем, сон в принципе нормализовался. Сейчас мой организм, каким то образом научился анестизировать боль в момент сна, и от боли я сейчас просыпаюсь нечасто, даже можно сказать редко. Качество сна в принципе тоже нормальное. Самое страшное начинается после пробуждения, когда снова начинаешь чувствовать боль. В острый период течении заболевания, который длился в первый месяц-полтора я забывал не только о сне, но и еде и при этом совершенно не чувствовал какой либо слабости в теле, которая обычно наступает при отсутствии пищи. Нервы были настолько напряжены, что я совсем ни чувствовал голода и меня не тянуло спать. Первое время после наступления острого периода - я ещё пытался работать, но потом совсем слег и больше уже ничего не делал в течении месяца-полтора. Сейчас я питаюсь, как питался до приступа. Рабочие качества ума значительно снизились с начала приступа и в дальнейшем только снижались и продолжают снижаться и сейчас, в то время как другие параметры моего здоровья (сон, аппетит, отчасти боль) хоть немного, но нормализовались, хотя ещё и далеки от нормальных. Я боюсь скоро совсем утерять все рабочие качества головного мозга и стать полностью необучаемым и крайне слабоумным человеком, который не сможет даже объяснить, что с ним происходит. Что касается чувств и эмоций, то они в принципе с момента наступления приступа – немного ожили, но незначительно и сейчас в целом я практически также неспособен что либо почувствовать и проявить какие либо эмоции, как и раньше – в начале заболевания. Ни о какой вдумчивой кропотливой умственной работе после наступления приступа сейчас и речи быть не может. И речь идет не только о работе за компьютером, но и вообще о любой умственной работе, например, мне также тяжело понять – куда прикрутить шуруп, если я что то делаю по дому или выполнить работу которая вообще то за умственный труд и не считается. Речь идет о любых повседневных делах, которые требуют хоть какого то осмысливания. – В них я также беспомощен, как и при более сложной умственно работе. Как видно из этих строк – я ещё могу, хоть и с трудом строить фразы и объяснить происходящее со мною, но делать это с каждым днем мне становится все тяжелее и тяжелее и я боюсь, скоро я совсем не смогу что либо объяснить. Ощущается как бы обрыв связей между нейронами головного мозга. Нервы как бы «размочалились», «разветвились». - Нет той цельной слаженной структуры, которая работала раньше. Отсюда и невозможность хоть как то сконцентрировать сознание. – Я вожу глазами по тексту и если в голове отложится процентов 15% от того что я «пролистал» перед глазами, то это хороший результат. Что касается самой боли, то вообще она похожа на ту боль, которая бывает когда сильно-сильно воспалено и болит горло, только в моем случае болит не горло, а мозг со всеми вытекающими отсюда последствиями, для моего сознания. Никогда до возникновения приступа – я не страдал головными болями, у меня никогда не было ни гипертонии, ни других болезней из-за которых могут возникнуть головные боли. Мрт показала только «… локальные атрофические изменения в левой височной области». Скорее всего это две церебральные кисты, которые мне выявили восемь лет назад при прохождении лкт. В остальном мрт (если мне её конечно добросовестно сделали) «чистая», чего совсем нельзя сказать о состоянии моего здоровья. Я просил своего лечащего врача назначить мне электроэнцефалограмму, но получил отказ, по причине того что в этом нет необходимости, так как электроэнцефалограмма по его словам назначается только больным эпилепсией. Я не знаю какие именно органоиды погибли в нейронах моего головного мозга, но воспринимать что либо из вне мне очень тяжело. «Внутренне мышление» со временем хоть немного, но улучшилось. Например, появился наконец какой то внутренний диалог с самим собою, рассуждения, кода я остаюсь с наедине самим с собою, спонтанно возникают какие то мысли, несмотря на то, что они сильно чем то «прижаты». А все внешнее я ощущаю как бы издалека, крайне поверхностно касаясь объекта восприятия и практически не понимаю его. Интересно, что я не только не могу усваивать из вне какую то технически сложную информацию, но и вообще не могу полноценно «ощущать» что ли бо внешнее: например не могу насладиться музыкой или красотой женщины или…. Ну чем угодно исходящим их вне. Для меня в настоящий момент жизненно важно хотя бы частично восстановить функции головного мозга, что бы я хоть немного стал обучаемым. Род моей деятельности связан с компьютерами и невозможность осуществления мною умственной работы однозначно будет означать для меня голодную смерть. Ведь есть же целый класс лекарств – ноотропов, которые создавались специально для регенерации функций головного мозга. Вопрос только в том какие из них принимать. Возможно уже есть и другие классы лекарственных средств, которые действительно способны восстанавливать клетки головного мозга, а не временно улучшать их работу (насколько я знаю ноотропы улучшают функции головного мозга, но сами клетки не восстанавливают и их действие ограничивается только временем приема лекарства – как только лекарство перестает приниматься – все возвращается «на круги своя»). Врач мне вообще ничего не выписала. По её мнению я здоров. Как я могу быть здоровым – если я практически недееспособен. Вообще я в шоке от того, что со мною произошло… мне кажется – то что со мною произошло является типичным «психогенным повреждением нейронов» головного мозга приведшим к маразму (?). Прошу поставить диагноз, назначить лечение и по возможности консультировать в дальнейшем или порекомендовать клинику для дальнейшего лечения. Заранее благодарен за ответ. Спасибо за внимание.
Вы абсолютно правы - это действительно психогенное заболевание, его надо лечить в психиатрической клинике. Чернепно-мозговые травмы ни при чем и неврологи Вам не нужны, доктора правы. Удачи. С Новым Годом!
Консультация врача-невролога на тему «Редкое заболевание» дается исключительно в справочных целях. По итогам полученной консультации, пожалуйста, обратитесь к врачу, в том числе для выявления возможных противопоказаний.
О консультанте
Специализация
Образование
Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова
Место работы
Кафедра нервных болезней Медицинского Центра УД Президента РФ
Подробности

Доктор медицинских наук по специальности неврология, профессор. Врач высшей квалификационной категории. Врачебный стаж более 25 лет.

Сфера профессиональных интересов: острые и хронические боли (остеохондроз, боли в спине, суставах, головные боли, невралгии, и др.). Острые и хронические сосудистые заболевания (инсульт, дисциркуляторная энцефалопатия, последствия инсультов, артериальные и венозные нарушения, вегетососудистая дистония и др.) Астенические состояния, хроническая усталость, нарушения памяти, внимания, невротические расстройства и др.), черепно-мозговые травмы. Сложные случаи. Авторские методы быстрой работы с подсознанием пациента, восстанавливающие его внутренние ресурсы.

Телефон для записи: 8 (903) 778-19-02.

Задать вопрос
Похожие вопросы
Нужно ваше мнение Ставят очень редкий диагноз
Здравствуйте !Помогите мне пожалуйста!Я девушка 27 лет( почта не моя).Можете расшифровать результаты ЭНМГ игольчатой. Дело в том, что год сильно болею, врачи что только не ставили и не лечили( Неврому...
психозоподобный синдром с редкими всд
Здравствуйте.мой брат живет в воронеже,он призывного возраста.комиссия в военкомате направила на госпитализацию в неврологию для обследования.там в больнице его смотрел психиатр и поставил диагноз -психозоподобный синдром с редкими всд.и что...
редкий стул
Здравствуйте, мне 27 лет, меня зовут Ирина. У меня сидячая работа,Но я регулярно хожу в спортзал. Питаюсь регулярно и в меру. Рост 161 см, вес 65 кг. Общее самочувствие нормальное....
Может ли социофобия перерасти в более тяжёлое заболевание.
Женщина, 53 года, вторая группа инвалидности по общему заболеванию. В последние полгода появились ночные страхи, теряет вещи,говорит,что их кто-то у неё ворует. Включает во всех помещениях свет,а на вопрос: зачем...
Атопический дерматит? Поиск причин заболевания.
Здравствуйте, Елена Александровна! Моему сыну 5,5 лет. Полтора года назад на коже появились зудящие участки покраснения: на локтях, голенях, лодыжках. Все сильно расчесывал до крови, корок. Болезненные участки распространились почти...
сезонность геморроидального заболевания
Добрый день. Меня зовут Ольга, мне 35 лет. Скажите пожалуйста может ли геморрой быть "сезонным" и какие продукты могут быть "раздражителями" этого заболевания, а также является ли криометод более еффективным.
заболевание ног
Здравствуйте докторМеня зовут Анна .Мне 35 лет,последнее время у меня проблемы с ногами,начиная от ягодицы и до кончиков нальцев.всё сводит судорогой и не отпускает.Я и уколы ставила и масаж делала,всякие...