Общество и государство,

За что заплатят пациенты?

Сколько россияне будут платить за медпомощь и лекарства в ближайшем будущем?

В январе 2014 года Лига защитников пациентов пожаловалась генпрокурору и главе Минздрава Веронике Скворцовой на столичный департамент здравоохранения, который отдал в распоряжение частной клиники – Европейского медицинского центра (ЕМС) — крупную московскую больницу № 63. Пациентская организация посчитала, что это лишает горожан права на бесплатное лечение. 

Больница была передана Евромедцентру в концессию, то есть в управление на длительный срок. Взамен ЕМС должен отремонтировать здание медучреждения, закупить туда оборудование и отдать государству миллиард рублей за возможность пользоваться больницей. Кроме того, клиника должна оказывать 40% услуг бесплатно (в рамках системы обязательного медицинского страхования). 

Ничего личного, только бизнес

Такая форма сотрудничества государства и бизнеса (государственно-частного партнерства, ГЧП), по мнению ряда экспертов, — еще один шаг в сторону постепенного  внедрения платной медицины в России. Вот что пишет в жалобе президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский: «Следует отметить, что в год десятки тысяч людей получали медицинскую помощь бесплатно в ГКБ № 63. Теперь объявлено, что лишь 40% помощи будет оказываться бесплатно. Это следует расценивать как прямое нарушение прав граждан на бесплатную медицинскую помощь и создание препятствия в реализации этого права, поскольку оплату 60% помощи следует расценивать как препятствие в получении помощи».

Другого мнения придерживается эксперт в области государственно-частного партнерства, управляющий партнер консалтинговой группы «Эвентус» Владимир Кукушкин. «ГЧП означает переход от оказания услуг исключительно государством к определенной форме предоставления государственных гарантий по оказанию таких услуг и созданию эффективной системы производства общественных благ (услуг)», — пояснил он «Здоровью Mail.Ru». 

Институт экономической политики имени Гайдара, исследовавший ГЧП в здравоохранении по заказу Фонда обязательного медицинского страхования, признал это понятие весьма расплывчатым. В своем исследовании эксперты отметили несколько существующих в России форм ГЧП. Самой распространенной из них в нашей стране оказалась концессия, которая успешно применяется в Новосибирске, где в управление частникам отдана городская стоматологическая поликлиника № 6 и стационар медцентра «Авиценна», и в Казани, передавшей в управление коммерческой клинике Центр планирования семьи и репродукции. 

Отдельной строкой в отчете идет такая форма государственно-частного партнерства, как аутсорсинг. Эксперты рассматривали не случаи компаний, заключивших с клиниками контракт на мытье полов или поставку питания, а привлечение транспортной компании как поставщика машин для скорой помощи. Эта схема уже несколько лет успешно работает в Перми и ряде других городов, но с треском провалилась в Волгограде. Если городские власти решили автопарк экстренной службы на аутсорсинг, станция скорой помощи объявляет конкурс, а выигравшая его транспортная компания обеспечивает круглосуточное дежурство специально оборудованных автомобилей в гаражах экстренной службы, берет на себя все заботы о штате водителей и ремонте машин. Согласно подсчетам, рентабельность такого бизнеса может достигать 30%. 

Совместный платеж

В отчет не попали схемы государственно-частного партнерства, которые только планируется ввести в нашей стране. Так, в рамках «Стратегии социального и экономического развития-2020» предлагалось внедрить так называемые соплатежи – небольшую фиксированную плату за посещение врача или госпитализацию (например, 100-200 рублей). Размер оплаты при этом одинаков для больных с простыми (простуда) и сложными (рак) заболеваниями. При такой схеме работы основную часть затрат на здравоохранение берет на себя государство, оставшееся доплачивают пациенты. 

Как показывает мировой опыт, соплатежи отбивают охоту у населения обращаться к врачам по любому, даже самому незначительному поводу, например, измерить давление. В случае болезни эта сумма является незначительной, и поэтому сам факт того, что нужно заплатить за прием, не становится препятствием – люди все равно идут к врачу. Таким образом врач освобождается от «профессиональных больных» и может заняться настоящими пациентами. Общественные организации опасаются, что в случае введения системы соплатежей пациента, неспособного заплатить 100 рублей за прием врача, попросту перестанут лечить. К примеру, в этой ситуации окажутся российские пенсионеры.

Соплатежи возможны и в лекарственном страховании – когда до 50% стоимости рецептурного препарата аптеке выплачивает фонд обязательного медицинского страхования. Это очень важно в условиях постоянного роста цен на лекарства. 

Проанализировав «Стратегию-2020», группа экспертов Всемирного банка по вопросам финансирования здравоохранения предъявила претензии лишь к одному аспекту этой проблемы – схеме использования денег, которые пациенты заплатили за работу врача. «Полученные средства необходимо хранить и учитывать на уровне медицинского учреждения, а не перечислять их в Минздрав или Минфин», — пояснили эксперты в своем комментарии к документу. «Информация о схемах оплаты должна быть четкой, открытой и общедоступной, при изменении размера соплатежей следует учитывать реакцию общественности», — считают они. 

Если специалисты Всемирного банка выступили только против странной и непрозрачной схемы перечисления заработанных больницами и поликлиниками денег, то та же Лига защитников пациентов категорически воспротивилась практике соплатежей. 

«Введение соплатежей в сфере услуг, где царят немощность, страх (за себя и близких) и незнание (что болит, какой диагноз, как лечить), превращает пациента в идеальную мишень для зарабатывания денег. Больной человек за себя платить не может!», — возмутился Александр Саверский в послании президенту страны Владимиру Путину. 

С другой стороны на эту проблему смотрит исполнительный директор некоммерческого партнерства «Равное право на жизнь», заместитель председателя правления Ассоциации онкологов России Дмитрий Борисов. «Во главе угла нашего здравоохранения сейчас стоит не врач с его задачей вылечить больного, не пациент с его потребностью выздороветь, а бюджет. Государство выделяет средства, но они не позволяют в полном объеме обеспечить потребности российского здравоохранения. Получается следующая ситуация: врачи знают, как лечить, но у них не хватает на это ресурсов (лекарств и оборудования), а пациент, в свою очередь, знает, что он может лечиться бесплатно, но этого не получает», — пояснил он. Между тем, доля ВВП, выделяемая на здравоохранение, постепенно снижается и к 2020 году будет составлять 2,8%. Эта цифра подвергается огромной критике как со стороны врачей, так и со стороны известных финансистов. Минфин по-своему объясняет сокращение бюджета, выделенного на здравоохранение:  по версии специалистов ведомства, это происходит благодаря закону, предусматривающему повышение ответственности регионов. То есть если больницам не хватает денег, выделенных из федерального бюджета, ей на помощь должны прийти региональные власти. В целом же доля затрат на здравоохранение в общем бюджете государства будет постепенно снижаться.

Экономия на здоровье

Лакмусовой бумажкой в этом случае становятся серьезные заболевания. С одной стороны, в этом случае пациент должен получить лечение бесплатно, с другой – на некоторые виды обследования (КТ, МРТ) всегда есть длинная очередь, время на которую есть не у всех пациентов – например, в онкологии нередко важен каждый день.  Поэтому пациенты платят, чтобы пройти вне очереди, а потом на свои деньги приобретают лекарства, которые выпишет врач-онколог. «Затраты частного сектора – наши прямые расходы как пациентов на лекарства и медицинскую помощь – равны той сумме, которую тратит на здравоохранение наше государство. В случае онкологических заболеваний каждая третья упаковка лекарств для лечения рака покупается пациентами за свой счет. Стараясь сэкономить, они приобретают самые дешевые, но не всегда эффективные препараты», — рассказал Дмитрий Борисов. 

За исключением редких случаев, предсказать появление онкологических заболеваний пока невозможно. Чтобы собрать сумму, необходимую для лечения (немаленькую), многие пациенты вынуждены опустошать семейную казну, а потом обращаться в благотворительные фонды. Именно поэтому страховые компании начали предлагать страховку от онкологических болезней. Пока всего две фирмы выпустили соответствующую программу: «Альянс» и «ВТБ Страхование». Первая пока предлагает добровольное медицинское страхование корпоративному сектору — крупным компаниям; лечением ее клиентов будет заниматься все тот же Европейский медицинский центр. Вторая в конце 2012 года выпустила страховку для физических лиц. 

В случае ВТБ эта страховка работает следующим образом: как только пациент узнает о своем диагнозе, его направляют в ближайший онкологический центр, специализирующийся на конкретном типе рака. Если диагноз подтверждается, страховщик направляет своего клиента на лечение. Так как пациент, узнав о тяжелой болезни, зачастую расстроен и растерян, ему предоставляется консультация психолога и юридическое сопровождение. Адвокат подскажет, какую помощь и лекарства государственная больница должна предоставить пациенту бесплатно, поможет, если врачи будут вымогать у него деньги. При необходимости клиента направят лечиться в другой регион. 

Чтобы гарантировать лечение своих пациентов, страховщик договорился с крупнейшими онкологическими центрами из разных городов страны. Именно в этом первый заместитель генерального директора «ВТБ Страхование» Олег Меркулов видит элемент сотрудничества бизнеса с государством. «Решением проблемы может стать дополнительное добровольное страхование. Оно позволит стабилизировать процесс финансирования лечения рака, обеспечить доступную качественную помощь нуждающимся пациентам, тем самым повысить процент излечившихся и снизить смертность. Этот механизм повысит эффективность затрат государства и защитит больного – от личного и семейного банкротства. Кроме того, страхование граждан позволит решить проблему доступности медицинской помощи с помощью программы по сопровождению и поддержке застрахованного лица. При наступлении страхового случая мы организуем для застрахованного бесплатное обследование и проверку диагноза высококвалифицированными врачами. В дальнейшем компания берет на себя все вопросы по сопровождению и поддержке застрахованного. Это независимые консультации по формированию плана медицинских процедур, подбор и организация лечения в лучших и наиболее эффективных медицинских учреждениях в РФ и за рубежом, рекомендации по современным и эффективным лекарствам и многое другое, включая юридическую и психологическую помощь», — рассказал «Здоровью Mail.Ru» господин Меркулов. 

Стоимость страхования от онкологических заболеваний начинается от 4 тысяч рублей в год (самый дешевый пакет услуг), сумма страхового возмещения при этом составит 700 000 рублей. Стоит отметить, что лечение от рака в России может стоить от 120 000 до 2,5 миллионов рублей. 

Так или иначе, в ближайшем будущем россиян ждет постепенный переход к платной медицине. В пользу этого вывода говорят и высказывания чиновников, в частности, министра здравоохранения Вероники Скворцовой и президента России Владимира Путина – они активно выступают за развитие сотрудничества государства и бизнеса в здравоохранении. О постепенном внедрении платной медицины говорит и постепенное снижение доли ВВП, выделенной государством на систему здравоохранения (читай – здоровье россиян). 

 

 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Наталья Леонова
Они считают...Они рассуждают... Платная медицина это - геноцид против народа!!! 100, 200 рублей!!! На эти деньги пенсионер может прожить день!!! Господи, как же земля носит всю эту чиновничью массу, для которой люди - мусор!!!
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.