Питание,

Почему не стоит бояться ГМО

Безопасность генетически модифицированных продуктов, как и вообще безопасность чего-либо, невозможно доказать. Но биолог Николай Кукушкин уверен: в деле о вреде ГМО истёк срок давности.
Фото: lori.ru

Часть 1: почему ГМО можно есть

Говорят, что американские корпорации в погоне за наживой травят полмира генетически модифицированными организмами. Говорят, что научные журналы скрывают данные о рождающихся из-за ГМО мутантов. Говорят, что ГМ-соя, хищно скалясь из гамбургеров, чипсов и хот-догов, угрожает нашим внукам. Но громче всего звучит самый главный аргумент борцов с генной модификацией. Безопасность ГМО, говорят они, не доказана. Но можно ли вообще доказать безопасность?

У человечества полно проблем с едой. За последние сто лет наше питание резко изменилось – и далеко не каждое изменение было в лучшую сторону. Учёные бьют тревогу: ожирение, диабет и сердечно-сосудистые заболевания – неразлучная троица «диетических» проблем – распространяются по миру со скоростью вирусной эпидемии.

В принципе, здоровое питание – не такая уж великая премудрость. Врачи и биологи могут спорить о пользе и вреде конкретных химических веществ, но почти все сходятся в главном: меньше фастфуда, меньше мяса, меньше сладостей, больше овощей, рыбы и растительных масел.

Но налегать на брокколи куда труднее, чем найти козла отпущения и обвинить его во всех диетических бедах человечества. В конце XX века таким козлом отпущения стали ни в чём не повинные генетически модифицированные организмы, или ГМО.

ГМО безопасны для потребителя. Это совершенно однозначно. Достаточно неплохо владеть школьным курсом биологии, чтобы понимать, что с точки зрения человеческого организма модифицированный ген ничем не отличается от немодифицированного: гены вообще работают только в живом организме. А в нашем желудке все они – еда. Разница между работающим геном и перевариваемым геном – примерно как разница между самолётом и металлоломом.

Хорошо, ответят противники ГМО. Пускай биологи не могут даже представить, что может быть вредного в ГМ-организме. Но разве биологам известно всё? Что если они что-то не учли? Что если вред ГМО проявляется через поколение, через два, три? Нет, пока не появится однозначного доказательства безопасности ГМ-кукурузы, есть её не стоит.

Но где вы видели доказательство безопасности, например, репчатого лука? Да, человек ест его много веков, но что если вред лука проявляется через сорок поколений? Так не бывает, скажут биологи. Но разве биологам известно всё?

Президент Путин, например, недавно упомянул о «непонятных и непросчитанных последствиях» употребления ГМО в пищу. С точки зрения учёного, непонятны эти последствия ровно настолько, насколько непонятно последствие подкидывания камня в небо: упадёт или не упадёт? Да, собственный опыт и школьная физика утверждают, что подброшенный в воздух камень всегда падает на землю. Но что если Ньютон, сидя под яблоней, упустил из виду что-то принципиально важное? Что, если никто просто не пробовал подбрасывать камень нужное количество раз? Формально опровергнуть такую возможность нельзя. Но если вы подкинули камень миллиард раз и он так и не улетел, то, наверное, стоить заняться чем-нибудь более полезным.

Ситуация с ГМО совершенно идентична. Учёные прекрасно понимают, как работает генная модификация, какие гены откуда берутся и куда они встраиваются. Все эти технологии были разработаны человеком с нуля, и десятилетия опыта указывают на то, что никаких таинственных неизвестных при этом не появилось.

«Встраивание» чужеродных генов в человеческий геном (с разнообразными последствиями вплоть до рака) – абсурд. Непредсказуемые аллергии (ещё один распространённый аргумент) – возможность, которая никак не зависит от технологии производства: аллергия может возникнуть на самый органический из органических продуктов. И если уж на то пошло, ни одного достоверного случая аллергии на ГМО в мире не зарегистрировано.

ГМ-продукты появились на рынке в начале 1990-х годов. За это время дети, вкусившие первый трансгенный помидор, успели вырасти и обзавестись собственным потомством. Если бы в ГМО было хоть что-то особо опасное, то за двадцать с лишним лет об этом узнала бы не только жёлтая пресса.

Да, формально никто никогда не сможет исключить, что в этой картине что-то упущено. Возможно, опасности ГМО, необъяснимые с точки зрения современной науки, просто не успели проявиться. Но та же самая логика не мешает всему миру пользоваться мобильными телефонами – хотя «непонятные и непросчитанные последствия» их использования возможны в той же мере, что и для ГМО.

Конечно, сегодняшнее использование ГМО вызывает много вопросов. Прежде всего эти вопросы связаны с названиями агропромышленных компаний, которые занимаются разработкой и распространением ГМ-семян. Корпорация «Монсанто», например – по данным социологических опросов, самая ненавидимая компания в мире. Противники ГМО на Западе беспокоятся о взаимодействии ГМ-растений с дикой природой, корят «Монсанто» за «кабальные» методы производства (фермерам приходится покупать ГМ-зерно каждый год) и неприкрытое лоббирование собственных интересов в американском правительстве.

Но согласитесь, странно было бы из-за недобросовестности отдельных компаний отвергать важнейшую технологию, способную в корне изменить сельское хозяйство на планете. Развитие этой технологии и ГМО не просто можно есть – их нужно есть. Но об этом во второй части обзора.

 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.