Психология,

Острое горе: как пережить техногенную катастрофу?

Как помочь тем, кто пережил чрезвычайную ситуацию, рассказывает психотерапевт, кандидат психологических наук Анна Варга.
Фото: lori.ru

15 июля в 9 утра в Москве произошла страшная трагедия – в перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский бульвар» сошли с рельсов три вагона поезда, на момент написания статьи семь пострадавших находится в реанимации, 23 человека безвременно покинули этот мир – их не дождались друзья и родные, по ним скорбит вся страна. Всего при крушении поезда пострадали более 200 человек. Помощь им оказывали сотрудники МЧС и скорая помощь.

Техногенная катастрофа произошла на скорости 70 километров в час – это выше, чем скорость среднего автомобиля, движущегося по Москве. Сложившийся гармошкой один из вагонов поезда спасатели разрезали до поздней ночи.

Наряду с хирургами, травматологами и реаниматологами пострадавшим помогали психологи – без них людям не пережить страшную трагедию, участниками или очевидцами которой они стали. Кому нужна помощь специалиста и как ее получить, «Здоровью Mail.Ru» рассказала Анна Варга, психотерапевт, кандидат наук, доцент факультета психологии Высшей школы экономики, руководитель магистерской программы «Системная семейная психотерапия».

Анна Яковлевна, расскажите, пожалуйста, кому, кроме пострадавших, нужна помощь после подобной трагедии? Как ее оказывают?

Обычно на таких происшествиях работают психологи МЧС. По сути, помощь специалистов в этом случае нужна трем группам пострадавших – тем, кто был в этом поезде, их родственникам, а также населению, воспринимающему эту информацию из новостей.

Те, кто был в том составе и остался жив, а также родные и близкие погибших переживают острое горе. Вероятность развития посттравматических расстройств у людей, попавших в катастрофу, близка к 90%. У тех, кто активно помогал и действовал во время происшествия, психическая травма возникает реже – как правило, они попадают в оставшиеся 10%. Люди, которые испытывали страх и были пассивными во время происшествия, травмируются больше.

У остальных горожан может возникнуть вторичная травматизация. Люди слушают новости, смотрят фотографии с места происшествия и потом боятся ездить в метро, у них развивается фобия. Психологические травмы появляются всегда – то же самое было после «Норд-Оста» , когда мы дольше всего работали с населением, покалеченным информацией о случившемся.

Люди так реагируют на знания. Хуже знания только его отсутствие – в этом случае рождаются еще более страшные слухи и фантазии.

У кого может возникнуть вторичная травматизация из-за просмотра новостей?

Обычно это люди и без того очень тревожные, и им нужно позаботиться о себе. Если они могут чем-то порадовать себя, оградить от внешних раздражителей, пусть займутся этим. Им необходимо поберечься от лишних стрессов.

Не смотреть телевизор?

Здесь все индивидуально. Кто-то считает незнание аморальным, считает, что нельзя прятаться от информации о внешнем мире. Есть люди, которые начинают переживать, если знают, что где-то появились новые сведения, а они не в курсе. Остальные, наоборот, отсекают себя от происходящего , поскольку такая информация их мучает и травмирует.

Если через некоторое время после происшествия у человека усиливается страх, он начинает избегать ездить в метро, даже если это необходимо - тогда пора обращаться к врачу. Такие симптомы свидетельствуют о нарушении функционирования из-за страхов.

В России разработан новый закон о психологической помощи. Расскажите, как в связи с этим изменится механизм взаимодействия психологов и пациентов?

Если закон примут, право оказывать помощь будут иметь только специалисты с высшим психологическим образованием, те же, кто закончил курсы переподготовки, не имея такого образования, вероятно, не смогут практиковать.

Хотя есть специалисты, которые давно практикуют, не имея психологического образования – что им делать, непонятно. Отучиться пять лет? Может быть, выходом для них станет магистратура, которая в любом случае дает хорошее практическое образование и занимает всего два года. Тем более, что в нашей стране магистр имеет квалификацию выше специалиста. Например, мы открыли магистратуру по системной семейной психотерапии в Высшей школе экономики - это программа, ориентированная на практику. Отучившись по ней, специалисты смогут практиковать в соответствии с новым законом.

Вырастет ли в этом случае качество психологического образования и специалистов, его получивших? Безусловно, вырастет. Университетское образование прививает определенную культуру психологического мышления. Будущие психологи в процессе обучения читают классиков нашей отрасли знаний, начинают видеть ее логику развития.

Высшее психологическое образование включает в себя разные специализации. Например, только диплом клинического психолога позволяет работать в психиатрических клиниках.

Анна Варга. Фото из личного архива.

Какие еще последствия ожидают специалистов после принятия законопроекта?

«Бюджетники» получат дополнительные льготы, в остальном для них ничего не изменится. Что будет с частнопрактикующими психологами, зависит от того, как будут трактоваться положения об обязательном компенсационном фонде.

Согласно проекту закона, он должен быть в каждой саморегулируемой организации, (каждый психолог должен состоять в такой организации – прим.ред.). Из средств этих фондов будут покрываться разные расходы, возможно, даже годовой отпуск, который закон предусматривает для психолога раз в 10 лет. Может быть, он будет использоваться в том числе и на судебные издержки в случае, если клиент подал иск и хочет получить компенсацию от специалиста.

Компенсационный фонд формируется из вносов участников. Если чиновники установят на него высокие нормы, тогда цена консультации значительно вырастет, а профессия превратится из помогающей в опустошающую кошельки граждан. В этом случае пациенты будут вынуждены уйти к психологам, работающим в бюджетных организациях, а там количество бесплатных сеансов ограничено. Ну а мы будем вынуждены работать только с богатыми людьми и потихоньку терять квалификацию.

Потенциальная коррупционная составляющая есть и в пункте, предусматривающем обязательную сдачу квалификационного экзамена. Если его будут принимать чиновники, а не профессионалы в своей сфере – сразу встает вопрос взяток за получение аттестации.

В законопроекте, помимо прочего, говорится о бесплатной экстренной помощи. Что она из себя представляет?
Это помощь в экстренных ситуациях. Например, если бы я оказалась в том вагоне метро, то я обязана была бы помогать людям, которые находятся рядом со мной – это и есть оказание экстренной помощи. Она часть профессиональной этики.

Там также сказано, что психологи будут обязаны разглашать информацию о клиенте суду и следствию.
Это необходимо, если совершено преступление и поступил соответствующий запрос от следствия или суда.

Анна Яковлевна, как определить, хороший передо мной психолог или нет?

Самое простое – посмотреть на его дипломы. Их должно быть несколько, не считая документа о высшем образовании. Важно понять, где и какой психотерапевтической модальности он обучался, сколько часов длились курсы . Существует международный стандарт практической подготовки; образование человека, предлагающего свои услуги как психолога, оказывающего помощь, должно ему соответствовать.

Как Вы думаете, россияне доверяют психологам?

Население у нас разнообразное. Все люди понимают, что существуют душевные страдания, но боятся идти к специалисту, так как многие не видят разницы между психологом и психиатром. За последними же тянется хвост репрессивной психиатрии, и страх перед ней в их глазах дисквалифицирует всю психологическую помощь. Поэтому, чтобы справиться с душевными проблемами, жители нашей страны ходят к священникам, различным бабкам. И бабка многим кажется безопасной фигурой, потому что она никогда не заведет карточку на пациента, не будет «стучать» на него в полицию.

По моему опыту, доверяют не психологу, а человеку, которого порекомендовали - все равно, психолог ты или бабка знахарка, к тебе на прием пойдут после положительных отзывов знакомых. Работает сарафанное радио.

Вообще, этот момент зависит еще и от уровня образования человека - те, у кого он высокий, понимают ценность психологов. Кроме того, в последнее время население видит комментарии специалистов в новостях, при каких-то происшествиях, поэтому люди понимают, что психологи могут помочь. Мы перестали быть экзотикой, как много лет назад.

Хотите поделиться с друзьями? Воспользуйтесь кнопками социальных сетей под статьей.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.