Общество и государство, , РИА АМИ

За смерть мужа вдова вчинила больницам иск на 3 млн рублей

Трехмиллионный иск вчинила трем клиникам Челябинской области – Увельской ЦРБ, Южноуральской горбольнице и Челябинской областной больнице – вдова пациента. 

С каждой женщина требует по миллиону рублей компенсации морального вреда в пользу себя и 11-летней дочери. Адвокаты уверены, что челябинские медики не распознали явных признаков заболевания.

9 апреля 2013 года у 35-летнего супруга истицы появилась сильная головная боль, отдающая в шейный отдел позвоночника, охрип голос, стало трудно подбирать слова, повысилась температура, началась рвота. В тот же день мужчина обратился к участковому фельдшеру Южноуральской горбольницы, которая диагностировала ОРВИ, прописав соответствующее лечение. Но больному становилось все хуже, и 11 апреля его жена вызвала скорую (относящуюся к Увельской ЦРБ). Фельдшер в госпитализации отказал «за отсутствием показаний».

На следующий день супруги вместе поехали на повторный прием к участковому. У больного уже начался паралич глазных нервов, он с трудом передвигался, однако федьдшер оставила прежний диагноз с явкой еще через два дня. На этот следующий прием пациент не доехал – потерял сознание прямо в автомобиле. Вечером его нашли сотрудники ГИБДД и доставили в Увельскую ЦРБ, где после обследования диагностировали внутричерепное кровоизлияние.

17 числа пациента на реанимобиле перевезли в Челябинскую облбольницу и провели компьютерную томографию, подтвердившую кровоизлияние. В столь серьезной ситуации нейрохирург осмотрел больного лишь 19 апреля, тут же рекомендовав операцию. Несмотря на отсутствие противопоказаний, ее не провели, и 25 апреля молодой еще мужчина скончался от повторного кровоизлияния.

Первая назначенная Южноуральским городским судом судебно-медицинская экспертиза причинно-следственной связи между дефектами медпомощи и смертью пациента не установила. Тогда представитель истицы Алексей Булгалин добился повторной судмедэкспертизы (СМЭ) в Военно-медицинской академии им. Кирова в Санкт-Петербурге.

Петербургские эксперты четко указали дефекты на всех этапах оказания медпомощи, установив между ними причинно-следственную связь. Еще при обращении в Южноуральскую горбольницу, сказано в заключении СМЭ, был выставлен неправильный диагноз, хотя у пациента были явные клинические признаки внутричерепного кровоизлияния: сильная головная боль с отдачей в шейный отдел, охриплость голоса, затруднения при разговоре, температура, рвота. А вот для ОРВИ клинических предпосылок не было: ни контакта с больными, ни проявлений интоксикации и признаков ринита, фарингита, ларингита. Да и частота пульса больного (при повышенных температуре и давлении пульс был нормальным) не соответствовала ОРВИ. При обращении в скорую развитие симптоматики приняло, по мнению экспертов, очевидный и угрожающий характер, что снова не получило должной оценки. При поступлении в Челябинскую облбольницу имелись показания к срочной операции – ее невыполнение лишило мужчину шансов выжить.

После предъявления суду новой судмедэкспертизы Челябинская облбольница ходатайствовала о привлечении к делу в качестве третьих лиц лечащего врача, заведующего нейрохирургическим отделением и исполнявшего его обязанности.

«На следующем заседании суда, 6 августа, предстоит выяснить, по какой причине не провели операцию, – сообщил РИА АМИ Алексей Булгалин. – Пока известно, что 19 апреля заведующий нейрохирургическим отделением рекомендовал ее, после чего ушел в отпуск. Послушаем его и других сотрудников больницы».

В отношении Увельской ЦРБ нарушения выявила и прокуратура: бригада скорой состояла из одного фельдшера вместо двух или фельдшера и врача. Больнице выдано предписание об устранении нарушения.

 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.