«Я перенесла рак и разрешила себе жить»

Женщины, перенесшие онкологическое заболевание, рассказали о том, что им помогает не сдаваться и жить полной жизнью.

Екатерина

Прежде всего, надо относится к раку не как к катастрофе или фатальному событию в своей жизни, а как к хроническому, серьезному заболеванию, которое надо лечить. Да, сложно, да, надо наблюдаться, но никогда не терять веры в победу.

Самая быстро развивающаяся отрасль медицины сейчас — это онкология. Даже то лечение, которое я проходила в 2018 году, в 2019-м дополнили еще одними препаратами.

*

Когда я заболела, мне нужны были истории побед, истории продолжения жизни реальных людей. И когда уже меня просили рассказать что-то, я тоже рассказывала. И вдруг мне в интернете стали писать какие-то девочки: «Я заболела, ваше интервью послушала, и оно мне дало столько сил!» Господи, если это хоть одному человеку поможет, значит, я это делаю не зря!

*

Жить надо здесь и сейчас, не откладывать на завтра. И не терять надежду.

Ирина

В моем случае самой сложной стала коммуникация с окружающими. Я не про родных. С ними понятно — им страшно, больно, неприятно, они переживают как могут.

Но в общении с остальными я вдруг увидела какую-то зашоренность. Люди как будто боятся. Словно я мертвец ходячий, не жилец, и дни мои сочтены. У них в глазах — ужас, страх и ужас. Они все спрашивают, чуть дыша: «Ну ка-а-ак ты?» И еще вот это бесячее дежурное: «Держись». За что держаться — за тебя? Люди не знают, что лучше сказать: «Я понимаю, как тебе паршиво, плохо, тяжело. Скажи, чем тебе помочь? Я рядом, я здесь, я с тобой», а не: «Давай, держись, все будет хорошо!»

*

Болезнь отфильтровала людей рядом. Те, которых считала близкими, отстранились, испугались.

Елена

Я никогда не ставила болезнь во главу угла. Воспринимала ее как насморк, который сейчас пройдет. У меня до сих пор такое ощущение. Хотя я все прекрасно понимаю, я смотрю статистику. Но стараюсь не думать о плохом. У меня ребенок десятый класс окончил, есть муж и близкие, у которых свои проблемы — так что я занята заботами других людей больше, чем собой.

*

По профессии я — юрист, сейчас учусь, хочу поменять профиль. В суды и по госорганам уже не хожу — нервно. Стараюсь убрать негатив из своей жизни. Даже в очередях в больнице особо ни с кем не разговариваю — люди зачастую паникеры, любят, чтобы их жалели. Мне это не близко.

Кристина

Помню, был мужчина в клинике, где мы проходили химиотерапию. Нервничал, дергался: «У меня же работа!» Я ему говорю: слушайте, посмотрите на это с другой стороны. Вот я с удовольствием прихожу на лечение. Во-первых, меня тут лечат, спасают. Во-вторых, я знаю, что я здесь на два дня и это мои два дня. Да, днем я сидела с ноутбуком и телефоном и работала. Но я знала, что наступит вечер — и я наедине с собой: могу почитать книжку, посмотреть кино, мне не надо готовить, что-то детям в школу собирать. Кайф. Я в санатории.

Сказала этому мужчине: «Ну купите журнал, возьмите книжку». Он меня встречает утром и говорит: «Можно я вас обниму? Я вас послушал, купил журнал, кроссворды гадал, я выспался, я посмотрел кино. Я вообще по-другому на все посмотрел».

Да и я за время лечения многое поняла. Одними лекарствами тут делу не поможешь. Надо менять свое мышление, отношение — и к себе, и к жизни.

Ольга

Когда я пришла в эндокринологию, там в палате сидела девушка. Нет, не девушка — старушка. Лысая, отекшая, с синими ногами, которая практически не ходила. Потом оказалось, она на 5 лет меня младше. Она рассказала, что 10 дней пролежала в реанимации, легкие не работают, она не может без кислорода. Ее исследуют всю, выясняется, что у нее рак. Естественно, у человека очень тяжелое состояние, истерики. Оказывается, диагноз ей могли поставить еще 4 года назад, но упустили…

Мы какое-то время после больницы еще поддерживали контакт, но в потом она пропала. И я для себя уже поняла, что этого человека нет. Потому что там было все: ноль кальция, диабет в сложной форме, тромбоз нереальный. Выписка у нее была страниц на 10, и все это были диагнозы.

А тут недавно в соцсети мне показывают «рекомендуем вам пообщаться с человеком, потому что вы его возможно знаете». Смотрю: цветущая женщина, с маленьким ребенком на руках. Я, конечно, с ней связываюсь: «Как так получилось?» Она говорит: «А я вот решила, что я жить буду!» Инвалидность с нее сняли, ребенка родила.

Над материалом работали

Автор: Екатерина Брудная Челядинова

Редактор: Александр Акулиничев

Фото: Екатерина Брудная-Челядинова, Ольга Паволга

«Химия была, но мы расстались» — благотворительный фотопроект Ольги Павловой, который помогает женщинам, прошедшим онколечение, с помощью фототерапии посмотреть на новую себя, принять и полюбить себя.