Общество и государство, , РИА АМИ

Вадим Покровский: «Централизованные закупки лекарств для регионов позволят снизить стоимость препаратов»

Комментирует ситуацию руководитель Федерального научно-методического Центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор Вадим Покровский.

Общественная организация «Сообщество людей, живущих с ВИЧ» обратилась в Федеральную антимонопольную службу Российской Федерации, генеральную прокуратуру, счетную палату, Министерство здравоохранения, а также к ряду депутатов Государственной думы с требованием провести проверку аукционных процедур по закупке лекарственных препаратов для лечения ВИЧ-инфекции и вирусных гепатитов В и С, осуществленных субъектами РФ в 2013 году. 

 – Вадим Валентинович, проверка аукционных процедур по закупке лекарственных препаратов от СПИДа показала, что закупочные цены на одни и те же лекарства в разных регионах страны отличаются в несколько раз. Вы в курсе этой ситуации?

– Это естественный ход событий. Раньше закупка лекарственных средств для субъектов РФ осуществлялась федеральным Минздравом, после чего препараты развозились по регионам. А с 2013 года в регионы стали посылать деньги, на которые местные организаторы здравоохранения проводили закупку лекарственных препаратов. Регионов у нас много, у всех свои подходы к организации торгов, поэтому и получилась разница в ценах между регионами. Естественно, лучше проводить торги с большим количеством компаний-поставщиков лекарственных препаратов.

 – По какому принципу Минздрав РФ направляет деньги в регионы — в зависимости от цен на лекарственные препараты или как-то иначе?

– В ежегодном бюджете предусмотрена ограниченная сумма денежных средств на закупку лекарств для ВИЧ-инфицированных. Федеральный Минздрав распределяет деньги среди регионов пропорционально количеству больных, а не цен на препараты. И субъект федерации уже сам решает, какие препараты и в каком количестве на эти деньги закупить. Естественно, такое распределение не гарантирует, что все больные будут обеспечены необходимыми им препаратами.

 – Очевидно, федеральный Минздрав, выделял эти деньги с учетом оптимальных цен и опыта закупок прошлых лет?

– Выделенные Минздравом России суммы примерно соответствовали суммам прошлых лет, другое дело, как регионы ими распорядились. К тому же, надо учитывать стоимость доставки. Понятно, что транспортные расходы при доставке лекарств во Владивосток или в Московскую область будут разными. Поэтому нельзя ожидать, что закупочная цена лекарственных препаратов везде будет одинаковой. Кроме того, есть еще один фактор, значительно влияющий на закупочную цену, — это объем закупок. Чем больше закупка, тем, как правило, меньше цена за единицу товара. Это тоже сыграло свою роль, потому что раньше Минздрав РФ покупал большими партиями, а сейчас каждый регион приобретает маленькие партии, что, естественно, дороже.

 – По данным пациентских организаций, закупочные цены на один и тот же препарат могут отличаться в 6 раз, в зависимости от региона. Вряд ли транспортные расходы могли так на них повлиять…

– Второй участник этих договоров – это компании-поставщики, которые продавали эти лекарства. В настоящее время в каждом регионе проводится конкурс. Вопрос в том, с какой ценой на этот конкурс выйдут поставщики. В тех или иных регионах может быть сговор или коррупционные механизмы. Поэтому надо изучать каждую конкретную ситуацию. Я – за общие закупки для всех регионов, как было раньше, поскольку это позволяет снижать стоимость лекарственных препаратов, но это противоречит общей современной тенденции, направленной на перенос всех денежных расходов в регионы. Трудно сказать, какая причина была главной в том или иной регионе. Если бы речь шла об общей закупке, тогда можно было бы что-то говорить. Но пока получается, что итоговая стоимость препаратов в расчете на одного пациента все еще остается довольно высокой, поэтому нужно укреплять рыночные механизмы по снижению стоимости.

 – Договора на закупку лекарств, которые представили пациентские организации, говорят о том, что лекарства закупались на средства региональных бюджетов, а поставщиками являлись московские фирмы

– Субъекты могут из региональных бюджетов делать дополнительные закупки лекарств, которых им не хватает, на свое усмотрение.

 – Проблема состоит в том, что многократное увеличение закупочных цен на лекарственные препараты не позволяет пролечить всех больных. По данным пациентских организаций, только половина ВИЧ-инфицированных в стране получает адекватное лечение. Если будет отрегулирован рыночный механизм, и все регионы будут закупать лекарства по оптимальным ценам, можно будет обеспечить лекарствами всех пациентов, которые в этом нуждаются?

– Разумеется. Хотя это не совсем верно. Для того чтобы обеспечить всех пациентов, их можно было бы лечить только самыми дешевыми препаратами. Поэтому, когда не хватает денег, как правило, начинают переходить на более дешевые схемы лечения. Пока мы не видим такой закономерности. В настоящее время закупается много достаточно дорогих препаратов, и это тоже проблема. Поскольку можно заподозрить, что происходит какая-то селекция пациентов: кому-то дают препараты, а кому-то нет. И с этим тоже надо как-то бороться.

 – То есть необходимо увеличить финансирование?

– Если сейчас резко увеличить финансирование, то эта тенденция – практика закупки более дорогих препаратов – все равно сохранится. Потому что если есть деньги, то почему не купить препарат подороже, но давать его меньшему количеству пациентов? То есть эта проблема увязана еще и с правильной организацией лечения.

 – Какой Вы видите выход из ситуации?

– Конечно, регионы должны отчитываться не только за стоимость препаратов, но и за количество смертей ВИЧ-инфицированных. Ведь для чего нужны все эти препараты? Для того, чтобы люди не умирали от ВИЧ-инфекции. Поэтому закупка лекарственных препаратов должна быть в тесной увязке с показателями результативности работы врачей, которая, в первую очередь, определяется изменением смертности и, желательно, сохранением трудоспособности пациентов.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.