Общество и государство, , РИА АМИ

Опубликован рейтинг доверия к участникам системы здравоохранения в 2014 году

В сравнении с прошлогодними показателями общий уровень доверия ко всем организациям отрасли упал.

В пресс-центре «АиФ» состоялся круглый стол «Сокращение расходов на здравоохранение: кто в группе риска и что делать?». В рамках мероприятия были обнародованы итоги «Рейтинга доверия и предпочтения сотрудничества участников системы здравоохранения 2014», подготовленного некоммерческим партнерством «Центр социальной экономики».

Ежегодный рейтинг призван выявить как общий уровень доверия к участникам системы здравоохранения, так и лидеров в отдельных категориях – среди федеральных и частных медицинских центров, дистрибьюторских, фармацевтических и страховых компаний, некоммерческих организаций, государственных органов – всех тех, кто влияет на развитие и политику отрасли, определяет ее качество.

«Целью рейтинга было продемонстрировать всем участникам открытость этих органов и конкретных персон, возглавляющих эти структуры, идентифицировать потребности системы здравоохранения и определить, как их можно коллегиально решить, выстраивая полноценный диалог со всеми ключевыми стейкхолдерами», – прокомментировал модератор мероприятия, директор «Центра социальной экономики», член Общественного совета при Минздраве РФ Давид Мелик-Гусейнов, впрочем, отметив снижение общего уровня доверия ко всем участникам отрасли в этом году по сравнению с прошлогодними показателями.

gos

Среди государственных органов лидерами рейтинга стали Министерство здравоохранения России (53%), Росздравнадзор (48%) и Федеральная антимонопольная служба (44%). Интересно, что в прошлом году Минздрав федерального уровня занимал лишь пятое место рейтинга, уступая по показателям доверия региональным органам управления в сфере здравоохранения.

Обращаясь к лидерам рейтинга, модератор мероприятия попросил их высказать мнение: какой объем финансирования здравоохранения будет достаточен для России и стоит ли ожидать улучшения финансирования?

По мнению начальника управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы России Тимофея Нижегородцева, деньги находятся в системе здравоохранения, но они используются крайне неэффективно: «Главная задача заключается в том, чтобы перенастроить систему здравоохранения с тем, чтобы можно было эти резервы вынуть из кармана недобросовестных участников и направить на нужды общественного здравоохранения».

Эксперт добавил, что в системе лекарственного обеспечения находится достаточное количество средств, и «если мы посмотрим на результаты торгов, где действительно была достигнута возможность конкуренции, то зачастую стоимость лекарств снижается в разы. И эти деньги направляются в систему повторно. Это демонстрирует, насколько много денег дополнительно можно было бы сэкономить и направить в систему здравоохранения при эффективном использовании госзакупок, слаженной работе Министерства здравоохранения, регистрации лекарственных препаратов, формировании конкурсной документации органов здравоохранения. Возможно, что при определенной организации работы вполне хватило бы денег даже на запуск системы возмещения».

centry

Говоря о качестве медицинских услуг, Тимофей Нижегородцев отметил неконкурентоспособность российской системы здравоохранения: «Мы видим, что платежеспособные пациенты, как только у них есть такая возможность, покидают нашу систему здравоохранения и массово лечатся за рубежом. Это тоже оценка системы здравоохранения и ее эффективности».

В ходе мероприятия эксперты также прокомментировали недавнюю инициативу Минфина России о введении 18%-ной доплаты за полис ОМС для безработных или работающих не по трудовой книжке (за исключением пенсионеров, детей и безработных, которые числятся на бирже труда).

Тимофей Нижегородцев отметил, что поддерживает в целом «бюджетный маневр» Министерства финансов России, но не может одобрить предложение по введению соплатежей. «Система страхования построена так, что работающий платит за  неработающего. Если мы убираем эту главную идеологическую конструкцию, тогда не понятно, зачем мы платим эти налоги, если мы можем напрямую заплатить в медицинский центр. Если мы обеспечиваем только работающих медицинской помощью, тогда зачем нам все эти надстройки сложные? Тогда пусть работающий идет напрямую клинику, не финансируя всю эту надстройку по всем регионам, и напрямую оплачивает все услуги».

Исполнительный директор Ассоциации международных производителей медицинских изделий IMEDA Александра Третьякова, комментируя инициативу по доплате за полис ОМС, добавила, что не все неработающие россияне смогут доплачивать за полис обязательного медицинского страхования в случае введения такой меры: «Мне представляется это соображение крайне странным, потому что, по оценкам экспертов той же Высшей школы экономики, у нас четверть населения живет в моногородах, которые зависимы или от одного работодателя, или от государства, и представить себе, что эти люди могут вот так легко выбрать, работать им или не работать, сколько зарабатывать, очень сложно. Тогда надо менять структуру занятости полностью. И тогда нужно, как в Америке, понимать, что ты должен как угодно сам всем заниматься, сам развивать свой бизнес и платить за свое здравоохранение. Но у нас совершенно другая структура трудовых ресурсов и занятости, население имеет очень низкую трудовую мобильность, огромные географические расстояния – и свободы в выборе работать или не работать, сколько зарабатывать, нет никакой. Предложения Минфина хороши только в рамках МКАД или ЦАО».

chastn

Эксперты затронули и проблему баланса государственной и частной медицины. «Ассиметричные экономические отношения не создают условий для развития частной медицины и деморализуют государственную. Клиники ищут возможности для того, чтобы заставить человека оплачивать медицинские услуги, а отсутствие клинических протоколов не обеспечивает качество оказания медицинской помощи, даже если услуги оплачены. Это одна из фундаментальных проблем. Даже если вы платите деньги, вы не можете рассчитывать на качественную медицину, – комментирует Тимофей Нижегородцев. – Мне кажется, что должны быть две системы внутри страны. Мы за то, чтобы существовала частная медицина. Но она может развиваться тогда, когда государственная система здравоохранения выполняет свои функции, а именно обеспечивает медицинскую помощь в рамках государственных программ, и не оказывает платные услуги. А частная система здравоохранения – оказывает, оперируя более широким диапазоном лекарственных препаратов, медицинских вмешательств, которые не попадают в государственную программу. И эти две системы, в таком случае, могут гармонично развиваться, каждая будет удовлетворять свою часть спроса».

По мнению генерального директора Независимой лаборатории «Инвитро» Сергея Амбросова, на сегодняшний день частная медицина выполняет вспомогательную функцию, снижая глобальную финансовую нагрузку на государственный сектор, избавляя его от части затрат, которые могут быть направлены на оказание услуг тем, кто не в состоянии оплачивать свое лечение. «Главное – это выстроить правильный диалог с частным сектором и не воспринимать нас как антагонистов государственной системе, надо найти плюсы в партнерстве с частным сектором – мы за то, чтобы сделать систему здравоохранения в стране эффективней и лучше, чтобы люди не уезжали лечиться в Германию, Турцию и так далее».

Больше всего участники системы здравоохранения доверяют таким федеральным медицинским центрам, как МНИОИ им. П.А. Герцена (68%), НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко (63%) и МНИИ педиатрии и детской хирургии (61%).

rossija

С федеральными медицинскими центрами напрямую связан вопрос оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Описывая ситуацию в этой области, Давид Мелик-Гусейнов отметил:«Мы знаем, что сейчас происходит с ВМП – государство не хочет увлекаться ростом финансирования этого сектора здравоохранения, это очень дорогой и рискованный в плане управленческих решений сектор. Сегодня система ВМП «разваливается», часть медицинской помощи из системы ВМП переходит в специализированную медпомощь – вы, наверное, помните, что в этом году очень много медицинских манипуляций и услуг перевели в обыкновенную специализированную медпомощь, а значит, будет идти оплата через систему ОМС, которая равномерным слоем пытается «размазать» всем получателям имеющийся скудный бюджет. Вторая часть, по неофициальной информации, перейдет в систему инновационной медицинской помощи – на стыке R&D. Она и будет финансироваться из федерального бюджета».

«В России сложилась ситуация, когда федеральные центры играют роль того, что на западе называется «университетские клиники». Там действительно делается наука, внедряется всё передовое, поэтому нельзя взять ВМП и просто «размазать» по всем остальным организациям, – прокомментировала Александра Третьякова. – Действительно, страховая система ни в одной стране не очень доброжелательна к инновациям. Это нормально, потому что страховщики хотят предсказуемость стоимости, а инновации – это всегда дорого. Но существуют дополнительные механизмы, которые эту ситуацию могут поправить. Например, в Германии существуют специальные дополнительные инновационные тарифы для тех технологий, которые находятся пока в периоде немассового применения. У нас это всё, конечно, очень сложно, но ничего невозможного нет. Если предположить, что для инноваций должен быть дополнительный тариф, дополнительное финансирование, понимание, как потом этот тариф и эта инновация пойдет в тираж, ничего ужасного нет. Но сейчас, если «вытащить» всю ВМП и положить ее на все региональные муниципальные больницы, то боюсь, что про инновации можно забыть».

В ходе дискуссии эксперты отметили, что качество медицины складывается не только из ВМП, но и из доступности и безопасности медицинской помощи, максимально возможного эффекта от нее, соблюдения врачами клинических протоколов, правильной системы надзора за качеством. Всё это способствует удовлетворенности населения медуслугами, а значит, позволяет пациентам оставаться в отечественной системе здравоохранения, а не уезжать за рубеж – таким образом, деньги направляются на развитие российской медицины, а не «уходят» в зарубежные клиники.

inostr

Высокий уровень медпомощи сложно представить без качественных медикаментов и их доступности. Комментируя ценообразование в данной области, исполнительный директор НП «Аптечная гильдия» Елена Неволина отмечает: «У нас идет регулирование цен на жизненно важные и необходимые лекарственные средства. Это регулируется только для галочки или все-таки для потребителя? Потому что для меня как для потребителя странно, что я должна пройти три аптеки и сравнить цену на один и тот же препарат, и в результате принимать решение – везде цена разная, но при этом она «регулируется». А еще более странно мне как специалисту, когда цена продажи ниже, чем зарегистрированная цена производителя. Можно доверять этому препарату или нет?».

Среди профессиональных НКО «Аптечная гильдия» заслужила 68% в рейтинге доверия, как и Ассоциация международных фармацевтических производителей. Лидерами в данной категории также стали Ассоциация Российских фармацевтических производителей (67%) и Ассоциация международных производителей медицинских изделий (63%).

Александра Третьякова добавила, что существует проблема регистрации и допуска на рынок медицинских изделий: «С введением новых правил регистрации процесс замедлился буквально в четыре-пять раз, сейчас у нас вывод нового продукта на рынок занимает около полутора-двух лет. Для медицинских изделий – это «смерть», потому что скорость обновления наших технологий – тоже два года. Т.е. когда мы что-то регистрируем, это уже устарело для использования. Последняя статистика, которую обнародовал Росздравнадзор: за прошлый год зарегистрировали 73 новых медицинских изделия, до этого в год регистрировалось где-то 4,5-5 тысяч. Это значит, что на рынок просто не поступают современные медицинские изделия. Чем лечить пациентов, если мы не можем ничего зарегистрировать?».

distrib

«Пациентам, пусть в малом количестве, но нужны препараты внутриаптечного изготовления, – дополнила список актуальных проблем Елена Неволина. – в 61-м законе однозначный запрет на подобное изготовление лекарств, зарегистрированных в Российской Федерации. И вот представьте себе: врач выписывает ребенку препарат, и получается 1/16 часть таблетки. Представьте себе молодую маму, которая будет пытаться разделить эту таблетку на шестнадцать частей. А кто потом будет нести ответственность, если она большую дозу даст? Производитель? Сама мама? Поэтому на сегодняшний день у нас приоритетными являются те направления, которые стоят на защите наших потребителей – пациентов».

Наибольшее доверие среди 33 пациентских объединений, участвующих в рейтинге, завоевали Некоммерческое партнерство «Равное право на жизнь» (71%), МБООСД «Возрождение» (68%) и Межрегиональное общественное движение «Движение против рака» (67%).

Комментируя тему прав пациентов, председатель Исполнительного комитета МОД «Движение против рака», член Общественного совета при Минздраве РФ Николай Дронов отметил: «У пациента есть право как на получение медицинской помощи, так и на отказ от нее, но зачастую это право реализуется не столько осознанно, сколько вынужденно. Многие проблемы, о которых мы сегодня говорили, толкают некоторых граждан к мысли: «Мне все равно не помогут, зачем я туда пойду?».

vse

 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.