Наука, , РИА АМИ

Отчего мы чешемся?

Чем больше исследователи узнают про чувство зуда, тем более сложная картина предстаёт перед ними.

Почему чесаться приятно? Этот незатейливый вопрос всерьёз заинтересовал группу исследователей из Медицинской школы Темпльского университета (США), которые решили выяснить, что происходит в человеческом мозге в тот момент, когда мы чешемся.

Можно было бы ожидать, что за ощущение зуда у нас в мозге отвечает какой-то один конкретный центр, и этот центр, скорее всего, входит в систему кожной чувствительности. Действительно, такое сенсорное средоточие удалось увидеть, однако только им дело не ограничивается: зуд и почёсывание сопровождаются активностью в целом ряде областей мозга, среди которых есть ответственные за мотивацию, чувство удовлетворения от награды, чувство удовольствия; на чесание отзывались даже те центры, без которых не обходится формирование зависимости. При этом чувство зуда и чесание действовали на них противоположным образом, то есть если зуд одни из этих нервных центров активировал, то почёсывание их выключало. И больший эффект можно было наблюдать тогда, когда человек почёсывался сам, нежели когда его чесал кто-то другой.

Можно, конечно, задаться вопросом, почему такой простой и очевидный эксперимент ставят только сейчас (результаты исследования опубликованы в PLoS ONE)? Это можно объяснить тем, что долгое время ощущение зуда рассматривалось как очень мягкая разновидность боли, так что все изучали боль, но не зуд.

Однако затем ситуация изменилась: для зуда нашли и специальные нервы, и специальные молекулярные рецепторы, которые отличались от болевых. Чесотку стали исследовать с самых разных сторон, от нейробиологических до молекулярно-генетических. С навязчивым чувством зуда связаны некоторые тяжёлые болезни, когда человек расчёсывает себя буквально до крови безо всяких видимых причин, поэтому не стоит удивляться, что теперь, после отделения от боли, чесотка стала пользоваться повышенным научным вниманием.

Одна из причин, по которой мы чешемся, — это выброс клетками кожи гистамина, возбуждающего чесоточные рецепторы. Такая реакция происходит, например, при комарином укусе, и в этом случае облегчение могут принести антигистаминные препараты. Однако иногда антигистаминные препараты не действуют (скажем, при псориазе, экземе, некоторых видах рака, почечной недостаточности), хотя человек чувствует явный зуд. Недавние исследования показали, что не только гистамин может вызывать зуд, но и другие вещества, которые выделяются клетками, участвующими в воспалительном ответе; при этом реагируют на них три разных типа нервных клеток. Очевидно, что для борьбы с чесоткой нужно создать средство, подавляющее активность и их тоже.

Часто ощущение зуда усиливается с возрастом, причём это можно наблюдать не только у людей, но и у обезьян. С помощью обезьян, кстати, удалось понять, в чём тут дело: оказывается, в тех участках тела, где усиливается зуд, наблюдается повышенная активность гена гастрин-высвобождающего пептида (GRP) (этот пептид появлялся в наших новостях чуть меньше года назад, когда мы рассказывали о молекулярных механизмах, с помощью которых нейроны передают ощущение зуда). И, очевидно, сей пептид может стать ещё одной мишенью при создании средств от чесотки.

К сожалению, навязчивое ощущение зуда до сих пор обычно расценивают как какой-то психиатрический симптом. То есть человека лечат от неврозов и депрессий и далеко не всегда ограничиваются психотерапевтическими препаратами. Остаётся надеяться, что результаты этих исследований наконец-то будут восприняты медициной, и врачи, прежде чем прописать пациенту антидепрессанты, сначала будут проверять, не кроется ли причина навязчивого зуда в неправильной работе сенсорных нейронов…

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.