Общество и государство, , Русский "Newsweek"

На абортаж!

Американские противники абортов снова преследуют врачей. Врачи переходят в контрнаступление

В воскресенье утром, когда раздался телефонный звонок, доктор Лерой Кархарт находился в своей клинике неподалеку от города Омаха, штат Небраска. Он делал аборт очередной пациентке и не взял трубку. Звонила ассистентка его коллеги Джорджа Тиллера из Канзаса. Когда Кархарт перезвонил ей, она плакала. Сквозь рыдания доктор разобрал: «Джордж мертв». Тиллера, который, как и Кархарт, делал аборты на поздних сроках беременности, застрелили, когда он входил в церковь.

Это было в конце мая. В тот день Кархарт как раз должен был ехать к Тиллеру в Канзас — вот уже пять лет каждый третий понедельник месяца он помогал оперировать своему коллеге. Кархарт все равно решил поехать — встретиться с семьей Тиллера, но прежде надо было закончить работу. В приемной сидели женщины, которые пересекли не один штат, чтобы попасть к нему на операцию. В тот день Кархарт принял 12 пациенток.

В Америке около 1800 врачей занимаются прерыванием беременности. Десять лет назад таких специалистов было на треть больше, но потом началась настоящая травля. Особая статья — врачи, делающие аборты на поздних сроках. В 1990-х нескольких таких врачей убили, и многие решили переквалифицироваться. Их осталось человек десять. Волна насилия на время стихла, но сейчас противники абортов снова громко заявляют о себе.

Кархарт знает, что многие желают его смерти. В 1991 году его ферму подожгли — погибли 17 лошадей, кошка и собака. В клинику часто приходят письма с угрозами, а через несколько дней после убийства Тиллера кто-то позвонил дочери Кархарта и сказал, что ее родителей тоже стоило бы пристрелить. «Они снова объявили нам войну, — говорит Кархарт. — Мы должны нанести ответный удар». Убийство коллеги заставило Кархарта перейти от обороны к действию. Он намерен обучить несколько десятков новых специалистов, чтобы не дать «ремеслу» умереть.

По официальным данным, только 1,3% абортов в США делаются после 21 недели беременности. Именно эти случаи приводят противников абортов в бешенство. «Я против абортов в любом виде, но аборты после шестого месяца беременности особенно отвратительны, — говорит генпрокурор штата Небраска Джон Бранинг, публично назвавший Кархарта больным и пообещавший при первой возможности возбудить против него уголовное дело. — Это ведь уже ребенок с ручками и ножками!»

Президент Обама заявил, что убийство Джорджа Тиллера его «шокировало». «Расхождения во мнениях не должны решаться таким способом», — сказал он. Недавний опрос общественного мнения показал, что 68% американцев выступают за право женщины на аборт в течение первых трех месяцев. Но чем взрослее плод, тем осторожнее в своих взглядах становятся американцы. После 24 недель, когда плод уже способен выжить вне материнской утробы, право прервать беременность становится особенно спорным, а аборт — менее доступным.

У Кархарта свои доводы. Он вспоминает жертву изнасилования, которая обратилась к нему на седьмом месяце беременности. По ее словам, каждый раз, чувствуя, как ребенок шевелится, она снова и снова вспоминала, что с ней случилось. Девушка трижды пыталась покончить с собой. Кархарт сделал ей аборт. «Если женщина готова убить себя, я считаю, что аборт необходим для спасения ее жизни», — говорит он.

За день до убийства Тиллера к Кархарту пришла женщина с таким же сроком. Он спросил ее, что бы она сделала, если бы все-таки родила. «Она ответила, что отдала бы его [на усыновление]“, — вспоминает он. Кархарт отправил ее домой.

После убийства коллеги Кархарт решил обучать молодых врачей, желающих делать аборты, в том числе и на поздних сроках. С двумя такими докторами он уже занимается. Еще три позвонили ему на днях. „Это единственное, что в моих силах: делать аборты самому и подготовить достаточно людей, способных их делать, — говорит врач. — Это в десять раз усложнит задачу [противникам абортов]. Ведь нас станет в десять раз больше“.

Сейчас Кархарту 67 лет. Карьеру он начинал в авиации — сначала учился на пилота-истребителя, потом стал военным хирургом. В 1985 году подполковник Кархарт ушел в отставку и основал собственную клинику. А через два года его пригласили поделиться опытом в медицинский центр, где делали аборты. Там он услышал много историй про женщин, которые стали калеками после неудачных операций. Вскоре Кархарт прошел практику в Филадельфии, где провел больше 500 абортов. В 1991 году, после того как его ферму сожгли, врач стал проводить аборты в своей клинике. Несколько хирургов уволились в знак протеста. Свои первые аборты на поздних сроках Кархарт провел в клинике Тиллера, с которым он познакомился в 1988 году.

Кархарт не собирается отказываться от того, что называет полноценной медицинской деятельностью. „Аборт — не ругательство, — уверен он. — Я горжусь тем, что делаю“. У него есть медицинские лицензии в семи штатах, и если другого специалиста „убьют или он отойдет от дел“, Кархарт может заместить его.

Клиника Кархарта — неброское двухэтажное здание. Покрытая гравием парковка соседствует с давно закрытой бензозаправкой. В воскресенье пациенты приходят с восьми утра. В будни рядом всегда проводят пикеты противники абортов, но по выходным они, как правило, отдыхают.

На входе в здание пациенты просовывают водительские удостоверения в окошко. Ассистент сверяет их данные и открывает внутреннюю дверь клиники. После убийства Тиллера сотрудники центра стали еще осторожнее: стараются незамеченными приходить на работу, а всю подозрительную корреспонденцию отправляют в полицию.

Короткий коридор ведет в скромно обставленную приемную. В углу стоит автомат, продающий чипсы и презервативы. Стены увешаны благодарственными грамотами и фотографиями Кархарта и его сотрудников. На одной из фотографий Билл Клинтон пожимает руку Джорджу Тиллеру. На ней надпись: „Он пожал руку всем нам“.

К десяти утра все кресла в приемной уже заняты. Кого-то сопровождают друзья или родители, но большинство приходят одни. Пациентки ждут, когда медсестра их вызовет, и проходят в одну из маленьких процедурных, чтобы подтвердить беременность и определить срок с помощью УЗИ. Затем им делают анализ крови и готовят к операции. Последняя формальность — пациентам зачитывают вопросы: кто-нибудь заставлял вас прийти сюда, вы уверены, что хотите прервать свою беременность? Потом их проводят в операционную.

Друзья советовали доктору поменьше светиться на телевидении и лишний раз не рисковать, но Кархарт отмахивается: „Если мы сдадимся — они победят“. Кроме того, по его словам, он уже сделал тысячи абортов, и если сейчас остановится, это не охладит пыла его противников. „Все говорят, что мне стоит притормозить. Но я ведь и так рискую, — объясняет Кархарт. — Нет никакой разницы, застрелят меня с вероятностью 89 или 91%“.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.