Образ жизни,

Можно ли вылечить рак в России?

4 февраля во всем мире отмечается день борьбы с онкологическими заболеваниями, посвященный распространению информации об этом страшном заболевании, а также о его профилактике и ранней диагностике.

В прошлом году проблеме онкологических заболеваний уделялось много внимания. Значительную роль в этом сыграло смелое признание знаменитой актрисы Анжелины Джоли, которая из-за боязни заболеть раком решилась на операцию по удалению груди. 

Рак молочной железы – одна из самых распространенных и самых изученных злокачественных опухолей в мире. При обнаружении на ранней стадии излечивается до 90% пациенток. На примере этого заболевания проект «Здоровье Mail.Ru» попытался узнать, как обстоят дела с лечением онкологии в России. 

Плачевное состояние

Согласно статистике онкологов из Санкт-Петербурга, рак молочной железы (РМЖ) – самая распространенная злокачественная опухоль среди женщин. Он же занимает первое место в структуре смертности. Увеличивается контингент больных РМЖ:  за последние 20 лет количество пациенток с таким диагнозом выросло в два раза. Такие данные привел Владимир Моисеенко, профессор, национальный представитель Европейского общества по лекарственному лечению злокачественных опухолей. Это означает, пояснил Моисеенко, что все больше пациенток можно считать излечившимися от болезни (ремиссия). 

В северной столице, как и в ряде других регионов, ведется реестр онкологических пациентов. Отчасти благодаря ему врачи могут наблюдать за женщинами из группы риска, обладающими наследственной предрасположенностью к раку груди – это те женщины, в семьях которых РМЖ был обнаружен у мамы, бабушки или других родственниц по женской линии. У большинства таких пациенток наблюдаются мутации в гене BRC (в прошлом году журналисты окрестили его «геном Джоли» по имени известной актрисы, у которой были обнаружены наследственные мутации). Согласно статистике, примерно 7% пациенток являются носительницами подобных мутаций, а риск возникновения болезни у них приближается к 70-90%. 

В этом случае, как пояснил врач, существует две тактики ведения больных: или постоянное наблюдение, или, по примеру Джоли, удаление здоровых молочных желез (превентивная мастэктомия), которое снижает риск появления опухоли до 6-15%. Однако такие операции в России пока запрещены. «Мы надеемся, что в скором времени превентивная мастэктомия будет разрешена для женщин с мутациями в генах BRC. Большинство из них видели, как от рака умирает мама или бабушка, и просят врачей провести подобную операцию», — пояснил профессор Моисеенко. 

Несмотря на то, что показатели заболеваемости раком  в России схожи с европейскими и американскими, смертность остается на высоком уровне. Онкологи объясняют это отсутствием официальных стандартов по лечению рака, дефицитом врачей – патоморфологов (они определяют тип опухоли), тем, что в большинстве случаев болезнь обнаруживают уже на поздней стадии, а также отсутствием доступа к качественным лекарствам. 

Если первую проблему врачи практически решили – они разработали отечественные стандарты по лечению онкологических заболеваний и планируют в скором времени представить их Министерству здравоохранения, то вторую проблему – нехватку патоморфологов – ликвидировать довольно сложно.  Профессия не слишком престижная и малооплачиваемая, как признаются сами онкологи, но именно патоморфолог, диагностируя тип опухоли, определяет и весь дальнейший ход лечения пациента.  Дефицит таких врачей в ряде регионов России достигает 60-70%. 

Нехватка лекарств, по словам главного онколога Татарстана Рустема Хасанова, обусловлена «ущербностью льготного лекарственного обеспечения». Как рассказал Хасанов, тарифы, существующие в системе обязательного медицинского страхования, не позволяют обеспечить пациентов лекарствами. Да и не только лекарствами. «Квота на онкобольного сейчас – 109 тысяч рублей. Это копейки, они целиком уходят на недельное содержание пациента в стационаре», — пояснил господин Поляков. 

Мешает в этом деле и тендерная система закупки препаратов. «Задержка начала курса химиотерапии на два дня приводит к потере эффективности на 25%», — подчеркнул президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака» Игорь Русаков. При этом из-за того, что  каждый раз в начале года больницы вынуждены объявлять новый тендер, задержка поставки лекарств может достигать полутора месяцев. 

Еще один аспект лечения – отношение пациента к своему здоровью. Как считают медики, ранней диагностике опухолей способствует диспансеризация, регулярное посещение онкологического диспансера в случае постановки на учет и четкое выполнение рекомендаций врача во время лечения. Так, согласно статистике, российские мужчины в три раза чаще умирают от рака простаты, чем женщины – от рака молочных желез, хотя оба вида опухоли одинаково хорошо поддаются лечению (в развитых странах выживаемость при раке предстательной железы – 90%). Это происходит из-за более низкой выявляемости заболевания, поскольку мужчины реже посещают врачей. 

«Исход лечения определяет не только врач, но и сам пациент», — считает Елена Артемова, перенесшая рецидивирующий рак груди. «Очень печально, что пациенты живут мифами о болезни, распространяемыми в народе. Рак можно вылечить!», — уверена она. 

Наталья Журавлёва

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария