Общество и государство,

Экспертиза лишила инвалидности 18-летнего петербуржца с кистой мозга

Состояние молодого человека оценили как легкое.
Фото Lori.ru

В 2014 году Дмитрий В. в очередной раз получил справку о том, что он «ребенок-инвалид». А в 2015 году, когда ему исполнилось 18 и он пошел на «взрослую» медико-социальную экспертизу, было признано, что он не является инвалидом.

«У Димы с рождения больших размеров киста в головном мозге. В год поставили диагноз ДЦП, — рассказывает Марина В., мать Дмитрия. — В пять лет делали операцию. Потом начались эпилептические приступы. В 7 лет была вторая операция. Кисту не удалили — она неоперабельная, — но она и не росла больше». По результатам ЭЭГ, МРТ и УЗИ, сделанным в мае 2015 года, в мозгу у Дмитрия киста 3 на 4 см, а также «эпилепсия с частыми простыми и сложными припадками и вторично генерализованными приступами». Однако они бесследно исчезли после посещения «взрослой» экспертизы.

«На детскую комиссию я всегда ходила с ним, — рассказывает Марина, — поэтому я могла сама рассказывать о состоянии сына, отвечать на вопросы врачей. Там же все смотрят: все справки, все обследования. На „взрослой“ комиссии меня в кабинет уже не пустили. Сын плохо помнит, в каком году какая операция была: все время ко мне в коридор выходил, чтобы спросить меня». Дмитрию не удалось с документами на руках доказать свою инвалидность. По словам Марины, специалисты сказали ей, что на этой комиссии «более строгие требования», а состояние ее ребенка назвали «легким».

«У сына каждый день припадки: от одного до серии. Иногда это выглядит как кратковременная потеря зрения, иногда он не понимает, где находится, — рассказывает Марина. — Из-за этих приступов он всего лишен, его не брали на экскурсии в школе, он не ходил на дискотеки, не выезжал с классом за город с ночевкой, гуляет только в сопровождении. Я не могу его отпустить ездить одного в транспорте, и даже дорогу перейти для него — проблема». По словам женщины, врачи ответили, что не сомневаются в том, что приступы есть, но кто может доказать, что они ежедневные? Для регистрации приступов посоветовали вызывать скорую помощь. Марина написала жалобу в Главное бюро МСЭ по Санкт-Петербургу и ждет ответа.

Директор по правовым вопросам санкт-петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы» Екатерина Таранченко рассказала «Здоровью Mail.Ru», что такая практика существует: ко взрослым людям требования жестче, когда речь идет об установлении инвалидности, и многие на это жалуются. «Для определения инвалидности недостаточно одного диагноза, тут важно, в какой степени ограничена деятельность человека», — говорит специаслист.  Придя на комиссию, обязательно надо доказывать, что нарушения здоровья вызывают разные сложности. По словам Таранченко, это помогает. «В данном случае мама считает, что все понятно из документов. Но ей следовало рассказать и про дорогу, и про дискотеки, ведь то, о что она сообщает о жизни сына, — совершенно очевидно ограничивает его деятельность», — заключила она.

Российские пациенты регулярно оказываются в ситуациях, когда им приходится отстаивать или защищать свои права. 10 сентября 2015 года в Москве суд признал законным отказ в лечении пациенту с ВИЧ из другого региона.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
домохозяйка
В ответ на комментарий от Елена Шестоперова
Елена Шестоперова
На флот не возьмут, а в спецназе спокойно два года отбегает, приступы прекратятся. Сделается мордатым, красивым солдатом, не то, что сейчас.
СсылкаПожаловаться
Прежде чем писать такие гадости, одень его обувь и пройди весь путь его, споткнись о каждый камень что он спотыкался, пролей все те слезы, что он пролил и только тогда ты в праве судить, стоит ему идти в спецназ или бороться за жизнь дальше!
СсылкаПожаловаться
домохозяйка
В ответ на комментарий от Елена Шестоперова
Елена Шестоперова
Можно что угодно говорить, ваше право. А давайте, я фотку выставлю, где солдатики- спецназовцы зимой бегут марш- бросок, и среди первых бежит мой муж, которому по аналогичному заболеванию предлагали инвлидномть детства. А он карточку потом порвал и ушел в армию, и в спецназе ВВ два года отбегал. И приступы прекратились. Так, что для той женщины не все еще потеряно.
СсылкаПожаловаться
А может это ваш муж в детстве симулировал? А потом понял, что все прошло как ему надо и сам пошел в армию! Не гневите Бога! У вас наверняка есть дети. Думайте о них, прежде чем писать гадости таким мамам и их детям!
СсылкаПожаловаться
Михаил Дунаев
У нас медицина оправдывается за такие принятия решений тем что сверху команды на экономию нужны, но при этом каждый год они просят больше бюджетных денег по этим программам, так у нас получается следующее "инвалидностей делают все меньше и меньше в реалии, а денег на это просят больше и больше", вопрос кто при этом получает все излишки и кому нам все видно на Руси жить хорошо!!!
Не медики виновны и не мы народ честной который с каждым годом все больше и больше пытаются ободрать и оболгать, руководство менять надо, и начинать со всех министров и чиновников по цепочке в низ!!! Тогда появится страх терять кормушку и начнут относится к работе серьезнее, чтоб народ не оставить в обиде!
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.