Психология, , Журнал «Наша Психология»

Лицензия на гадкие дела

Кажется, все уже привыкли и смирились, что в человеке постоянно борются добро и зло. Но оказывается, они не всегда соперничают, а зачастую даже вполне мирно уживаются – с разрешения самого человека.

Кажется, все уже привыкли и смирились, что в человеке постоянно борются добро и зло. Но оказывается, они не всегда соперничают, а зачастую даже вполне мирно уживаются – с разрешения самого человека.

Люди – существа высоконравственные. Мораль – это механизм, который оценивает, насколько наши поступки соответствуют правилам проживания в обществе других. И с одной стороны, кажется, что мы все давно про нее знаем, но с другой – только сейчас начинаем понимать, как именно она работает.

Ученые обнаружили, что наличие моральных принципов важно для самоидентификации: люди склонны постоянно оценивать уровень своей порядочности, наблюдая за собственным поведением. Причем совокупность поступков в прошлом формирует степень нашей нравственности сегодня. Выяснилось также, что мы хотим этот уровень поддерживать – то есть после нескольких не очень благовидных поступков мы чувствуем необходимость сделать что-то хорошее, чтобы восстановить баланс. И наоборот, совершив ряд добрых дел, мы чувствуем себя вправе учинить маленькую пакость.

В социальной психологии это явление даже получило название – «лицензия на гадкие дела». Лабораторные эксперименты показали, например, что выбор «зеленых» продуктов позволяет людям чаще жульничать на экзаменах. Убрали мусор за собой после пикника – и можно проехаться «зайцем» на электричке домой. Помогли старушке перейти дорогу – и можно бросить мусор мимо урны. Это кажется смешным и надуманным, но есть и серьезные находки: так, в одном эксперименте американских психологов этнически белые избиратели, проголосовав за темнокожего кандидата, позже с большей вероятностью отказывали афроамериканцу в приеме на работу.

Психологи из Флоридского государственного университета (Cascio & Plant, 2015) решили выяснить, как этот эффект работает при планировании будущего и определяет характер поступков в настоящем. Они провели серию экспериментов, в которых задействовали исключительно белых студентов. Половине из них нужно было вообразить, что в конце семестра они будут участвовать в благотворительной акции для Красного Креста. После этого уже всех студентов просили представить себя шерифом небольшого городка, в котором еще сильны расовые предрассудки, и отношение к неграм даже в полицейском департаменте не самое радужное. Шерифу предстояло решить, кого взять на вакантное место полицейского – черного или белого кандидата. В другом эксперименте предлагалась идея стать донором в ближайшем будущем. После этого расовые предрассудки открыто тестировались с помощью анкеты.

Выяснилось, что планирование морального поведения в будущем (участие в благотворительности) делает людей более склонными к расовой нетерпимости в настоящем: «шериф» предпочитал взять на работу белого, а «донор» с меньшим желанием соглашался жить рядом с черными и находил расистские шуточки смешными и уместными.

Обратите внимание: люди только обещали, что будут делать что-то хорошее – и неизвестно еще, будут ли, когда время действовать придет. А вот вести себя слегка аморально они начинают уже немедленно! Остается вопрос – дает ли «лицензию на гадкие дела» именно объявление другим своих планов на благонравные поступки, или достаточно даже просто подумать о них? И еще – если кто-то серьезно намеревается стать «плохой девочкой» в декабре, делает ли это ее милой и пушистой в ноябре?

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.