Образ жизни, , Известия

Как вам навредят подпольные косметологи

Красота может стать страшной.
Яков Филимонов / Фотобанк Лори

Разделить шприц с инъекцией напополам с подругой? Да легко — такую опцию предложит множество косметологов, страничками которых переполнен Instagram. Кабинеты красоты, в том числе на дому, предлагают всё больше услуг, начиная от выведения следов от прыщей и заканчивая подтяжкой век без скальпеля. Аппарат для этой процедуры, кстати, можно в два клика купить вместе с сертификатом о пройденном обучении. Где грань между сомнительной процедурой и нарушением закона, а также к чему приводит жадность клиентов подпольных косметологов, разбирались «Известия».

В Ставрополе 15 апреля было передано в суд уголовное дело против косметолога. Точнее, так называемой «домушницы» — диплома о медобразовании у нее нет, клиентов она принимала дома.

В январе прошлого года одна из ее клиенток сделала инъекцию и пострадала — вместо желанной картинки из рекламы получила гнойное воспаление век и губ. Вред ее здоровью был оценен как средней степени тяжести. В процессе расследования нашлось еще четверо пострадавших. Подпольному косметологу по ч. 1 ст. 238 УК РФ грозит штраф до 300 тыс. рублей и лишение свободы на срок до двух лет.

Разбирательства вокруг косметологов, на поверку оказывающихся таковыми только по страничке в соцсетях, проводятся по всей стране. Вариантов нарушений масса, начиная от незаконной предпринимательской и медицинской деятельности и заканчивая причинением вреда здоровью.

Подпольные косметологи работают годами, пока кого-то не покалечат, сетуют юристы — нарушение санитарных правил и правил ведения бизнеса не смущает женщин, если экономия не оборачивается проблемами.

Сдала подружка

— О том, что есть хороший косметолог — Наталья Коростелева, я узнала в марте 2013 года от подруги… Когда я зашла в кабинет, Коростелева была в черном спортивном костюме, без медицинской шапки, белого халата, перчаток. По глупости я тогда на это внимания не обратила, не знала, что диплом врача нужно проверять, лицензию. Поговорили о моей проблеме с кожей, после чего Наталья предложила мне несколько «совершенно безвредных» косметических процедур — мезонити и гиалуроновую кислоту, — это показания Валентины Барышевой, одной из пострадавших по громкому делу об «ОПГ косметологов». Слушания по нему сейчас проходят в Савеловском суде Москвы.

История стандартная — так чаще всего девушки и попадают на процедуры, по сарафанному радио и после многообещающих фото «до и после» в соцсетях. Всего потерпевшими по делу косметолога, работавшего с поддельным дипломом о медицинском образовании, признаны 19 девушек. Вместо гиалуроновой кислоты, по данным следствия, им вкалывали биополимер, не зарегистрированный в РФ.

По данным аналитиков журнала о здравоохранении Vademecum, «серый» рынок косметологии — услуги на дому с использованием несертифицированных препаратов и без диплома медика — занимает долю более чем в 50%.

Еще в 2014 году сегмент, включающий только инъекции, оценивался в 9−11 млрд рублей — и это только легальная его часть.

Через тернии мединститута

В половине салонов красоты и клиник косметологии, попавших под внеплановые проверки Росздравнадзора в 2017 году, были выявлены нарушения. В ведомстве неоднократно обращали внимание на опасность подпольной косметологии. Косметологи хотят побольше заработать, женщины стать красивее подешевле, а «потом пациенты поступают к врачам с тяжелейшими осложнениями, которые часто обезображивают», говорил глава Росздравнадзора Михаил Мурашко в интервью «Известиям».

Первое, что советуют пациентам делать в Росздравнадзоре, — это проверять наличие медицинской лицензии, в частности совпадение указанного в ней адреса и места проведения процедуры. Далее необходимо проверить регистрацию препаратов и аппаратов — реестры есть в открытом доступе на сайте ведомства. Кроме того, должна быть аккредитация от дистрибьютора на конкретный препарат. И, конечно, нужно запросить диплом.

Однако история с косметологом Коростелевой или прецедент в челябинской больнице, где на работу по поддельному диплому взяли осужденного за убийство шизофреника, показывают, что взглянуть одним глазком не поможет. А в косметологии к тому же в ходу сертификаты, которые, как убедился корреспондент «Известий», предлагаются в комплекте с модным аппаратом красоты за 20 тыс. рублей.

Судебно-медицинский юрист, старший партнер юридической группы «Ремез, Печерей & Юсуфов» Асад Юсуфов подчеркивает: есть эстетист и есть врач-косметолог, и между ними огромная разница. — Врач-косметолог должен иметь высшее образование по специальности «Лечебное дело» или «Педиатрия». Потом два года он должен отучиться в ординатуре по специальности «Дерматовенерология», после чего еще пройти переподготовку по профилю «Косметология», которая занимает от шести месяцев до года, — объяснил юрист «Известиям».

У врача-косметолога есть право проводить инвазивные процедуры, предусматривающие воздействие на подкожный покров — к ним относятся, например, лазерная шлифовка и ультразвуковое лечение. Эстетист может обойтись специальными курсами, но и проводить он может только процедуры по уходу за лицом и телом и нелечебный массаж.
Асад Юсуфов
Медицинский юрист

В 7 из 10 объявлений с вакансиями для косметологов в требованиях указано среднее или высшее медицинское образование. Один из салонов, который ищет косметолога-эстетиста (как раз в этом объявлении ни слова об образовании, зато дважды — об умении презентовать услуги), работает с косметикой, скандал вокруг продажи которой в Саратове обернулся уголовным делом. Клиника эстетической медицины в центре Москвы ищет врача-косметолога для инъекций, в требованиях — аккуратность, профессионализм, исполнительность и «высокие этические принципы», но снова ничего о медобразовании. Фитнес-клуб ищет косметолога с дипломом и сертификатами, но подбор расходного материала возлагает на него — а тут вариантов много.

По словам Асада Юсуфова, правилами пренебрегают не только домашние косметологи, но и официальные салоны и клиники, что подтверждают данные проверок Росздравнадзора. И это наказуемо — по ст. 235 УК «Незаконное осуществление медицинской деятельности».

Специалист по плазме

«Между прочем я себя как косметолог, нигде не заявляла… И где что я купила, с Вами обсуждать не буду. Не иметь представление о процедуре, но облить грязью пожалуйста… Всё, что я якобы купила в переходи, проверяеться (орфография и пунктуация автора сохранены. — “Известия”)», — писала девушка из Новороссийска, защищаясь от недовольной клиентки. Она пошла к ней на процедуру, а через какое-то время ей поставили диагноз «вторичная лентиго» (образование пигментных пятен) и «рубцовая атрофия». Чем закончились судебные разбирательства, начавшиеся в прошлом году, неизвестно.

Проверку провел Росздравнадзор. Действия подпольного косметолога попали под статью о незаконном предпринимательстве. Кроме того, она работала без лицензии и использовала аппарат, зарегистрированный в России как бытовой предмет. Речь о так называемой плазменной ручке (Plasma Pen, Plasma Liner и так далее), которую можно купить в два клика.

Если не вникать в сложное описание принципа действия холодной плазмы, задача — блефаропластика, то есть подтяжка в области глаз без скальпеля, избавление от растяжек, следов от прыщей (иначе говоря, постакне), пигментных пятен, родинок, купероза и других проблем. Продавцы уверяют, что у него «фантастическая точность», правда, останутся «ожоги, но очень-очень маленькие». Сравнивают аппарат с CO2-лазерами, стоимость которых достигает 2 млн рублей. А PlasmaPen — от 3 тыс. рублей, а дальше в зависимости от фантазии.

— Производство: Китай. Цена от 3 тыс. до 20 тыс. рублей, сертификат об обучении. Видеоурок в подарок, — так кратко ответил продавец корреспонденту «Известий», прикинувшемуся потенциальным покупателем. В сертификате на английском говорится, что курс обучения пройден и его владелец может с ним работать.

Другие продавцы, наоборот, предостерегают от потенциальных подпольных спецов и предлагают купить курс. «Школы» завлекают слоганами «Хочешь зарабатывать более 250 тыс. рублей в месяц?» и предлагают купить аппарат с курсом за 55 тыс. рублей. О том, необходимо ли быть врачом, говорят уклончиво — специалист по татуажу вполне подойдет.

Неоправданный риск

Купить такой аппарат и экспериментировать на себе никто не мешает. Но использовать его на других незаконно, говорит юрист по правам пациентов Жанна Алтунян. Косметологи должны работать по сертификатам, выданным аккредитованными организациями, обучение по косметологическому профилю всегда подразумевает строго определенное количество часов, что указывается в документе. Судебно-медицинский юрист Асад Юсуфов подчеркивает: в косметологических целях может быть использовано только то оборудование, которое зарегистрировано Минздравом.

В Сети предостаточно рассказов девушек, повредивших кожу после использования того же Plasma Pen. Но после похода к такому горе-косметологу добиться справедливости сложно: они редко заключают договор, дают на подпись информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и чеки. Отказ от безналичного расчета — один из звоночков, отмечает Жанна Алтунян.

По ее словам, в случае с подпольными косметологами добиться справедливости крайне сложно, но можно — доказательством могут быть камеры наблюдения в подъезде или офисе, свидетельские показания. Самое главное — зафиксировать повреждения у профильного врача.

Деятельность лжеспециалистов может привести к огромному количеству последствий, и все они наказуемые — это и причинение вреда здоровью, и неоказание помощи больному, и заражение, напоминает Асад Юсуфов. Даже если человек подписал информированное добровольное согласие, ответственности с врача-косметолога или эстетиста в случае «наступления неблагоприятных последствий» это не снимает. Специалист советует в таких случаях сразу обращаться в правоохранительные органы и Росздравнадзор — по результатам проверки проще добиться компенсации, подав иск в гражданский суд.

Подпольные косметологи работают годами, пока что-то не случается.

— Люди молчат до тех пор, пока что-то не происходит. Жалобы и иски в суд начинаются только после того, как доходит до последствий — аллергических реакций, ожогов и других, — сетует юрист Жанна Алтунян.

Спрос рождает предложение — разделить шприц с инъекцией напополам с подругой просят сами же клиентки.

Читайте также: Редкие осложнения пластических операций: обзор.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Знаков: 0 из 2000
Вы не ввели текст отзыва
Знаков: 0 из 2000
Вы не ввели текст отзыва