Общество и государство, , Советский спорт

Ирина Скворцова прокатилась на велосипеде

Корреспондент «Советского спорта» Александр Левит побывал в гостях у Ирины Скворцовой, которая проходит курс реабилитации в маленьком баварском курортном городке Бернау-ам-Химзее, и убедился: восстановление нашей бобслеистки идет полным ходом.

Узнать в спортивного вида розовощекой девушке, уверенно крутящей педали велотренажера, ту самую Ирину Скворцову, которую видел безнадежно прикованной к больничной койке, не то что трудно – попросту невозможно.

– Сколько еще, Катрин? – поздоровавшись, Ирина обращается к инструктору. – Всего десять минут? Давай пятнадцать!

Инструктор – то ли укоризненно, то ли одобрительно – качает головой:

– Ньет, нильзя, хватит.

Но тут же переключает регулирующий нагрузку рычаг.

– Обычно пациентов подгонять приходится, а эту – наоборот, тормозить, – по-русски Катрин, когда-то закончившая школу и институт в ГДР, говорит ломано и немного смешно, но от этого ее слова звучат даже весомее. – Ирина так и рвется в бой, все время просит дать нагрузку побольше. Такое стремление побыстрее восстановиться идет на пользу, но тут очень важно не перебрать.

– Да куда перебрать, – возмущается Ирина. – Посмотри: я даже не вспотела. И продолжает ожесточенно крутить педали.

– Очень хочется побыстрее по-настоящему встать на ноги, – объясняет Ирина.

– Судя по тому, как ты крутишь велотренажер, это действительно не за горами.

– Велотренажер – ерунда! – говорит мама бобслеистки Галина Скворцова. – Тут мы на днях на настоящем двухколесном велосипеде прокатились!

– Не верите? — явное сомнение на моем лице, кажется, немного обижает Ирину. – Садитесь поближе – я вам видео на мобильнике покажу.

И показывает. Велосипед, настоящий, двухколесный. И Ирина едет – пусть не слишком уверенно, пусть поддерживаемая сбоку – но едет, едет!

– Ир, неужели не страшно было на велосипед садиться?

–Ни чуточки. Прикол был, как залезать на него. А страшно не было. И очень хотелось.

– Но двухколесный велосипед – это, все-таки, риск. Почему бы тебе, если надоело на тренажере педали крутить, на четырехколесном не прокатиться? Я видел, у вас тут такие педальные экипажи напрокат дают.

– Вот именно, «экипажи»! – в Ирином исполнении это слово звучит так презрительно, что дальнейший ответ абсолютно предсказуем. — Мне на четырехколесном совсем не в кайф, хочется на нормальном велике кататься.

– А риск? Это на первый раз, пока ты понемногу катилась, тебя с двух сторон поддерживали…

– Не с двух, а с одной!

– Ну, хорошо, с одной. Но ведь это ты потихоньку катилась. А на полном ходу кто тебя подстрахует? А грохнешься? Или ты будешь по бережку кататься, чтобы падать мягче было?

– Нет, возле воды кататься не буду – в воду падать, может, и мягче, зато холодно. А я – не «морж», купальный сезон открывать рановато. Я по травке поеду. Травка тут густая и мягкая, на нее грохнуться не страшно. На травку падать я согласна. Нет, не так – я согласна совсем не падать.

Полностью репортаж кореспондента «Советского спорта» о том, как идет восстановление Ирины Скворцовой, читайте в одном из ближайших номеров нашей газеты.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.