Образ жизни, , РИА АМИ

Ишемия нижних конечностей: к ампутации приводит невнимание к проблеме

Хроническая ишемия нижних конечностей (ХИНК) — это страшные боли в ногах, хромота, невозможность выйти из дома. 

Часто — ампутация и инвалидность. По статистике, за последние 10 лет количество больных с ХИНК в мире увеличилось на четверть, и сегодня составляет порядка 200 млн. В России, по некоторым данным, до 15% взрослого населения страдают ишемией нижних конечностей разной стадии. Ежегодно в России появляются до 45 тысяч новых пациентов с ХИНК. Проблема становится социально значимой, а вопросы терапии выходят на первый план. Этой теме был посвящен круглый стол «Пандемия ишемии нижних конечностей — новый вызов экономике РФ», который прошел 10 июня 2014 года по инициативе Института стволовых клеток человека.

Причины ишемии

В фокусе этой проблемы два основных вопроса: во-первых, экономика и статистика этих процессов; во-вторых — возможность профилактики и применения новых методов терапии. Статистические данные привел в своем выступлении Илья Учкин, руководитель сосудистой хирургии ЦКБ-2 им. Семашко ОАО «РЖД». По его словам, до 370 млн человек страдают той или иной стадией ХИНК среди трудоспособного населения, среди пожилых таких — до 120 млн человек.

Частота ампутаций нижних конечностей вследствие этого заболевания в России составляет 500 человек на 1 миллион. Для сравнения: в Финляндии этот показатель — 120 человек, в США — 280, в Швеции почти как у нас — 400 человек. «Но следует учитывать, что там и пенсионный возраст выше, — предупреждает Учкин. — Если в нашей стране пенсионный возраст повысят, то и показатели взлетят».

При этом летальность после ампутации в России составляет порядка 40%, около 46% случаев, когда конечности ампутируются, если реконструктивная операция не выполнена вовремя. Более 30% требуется высокая ампутация, что означает инвалидность, которая экономическим бременем ложится на плечи общества.

Причины развития ХИНК известны. Это облитерирующий атеросклероз, который возникает в подавляющем случае на фоне курения. Сахарный диабет, который поражает артерии — сегодня он выявляется все чаще. И аутоиммунные васкулиты — сюда входит группа заболеваний, при которых организм ведет борьбу с собственными сосудами.

Как избежать крайностей

Как и в большинстве случаев, это заболевание легче предупредить, чем лечить. В качестве профилактики специалисты рекомендуют такие методы, как отказ от курения и тренировочная ходьба. Но, по словам экспертов, эти методы сколь незатратны с финансовой точки зрения, столь же и трудновыполнимые для большинства пациентов. Необходимо также лечить основное заболевание, которое может спровоцировать развитие ХИНК. Но и здесь возникает парадокс, о котором рассказал Учкин на примере своего ведомственного медучреждения. Проблема в том, что диагноз «атеросклероз» подразумевает отстранение от некоторых видов работ и перевод на другую. Поэтому машинисты, например, предпочитают избегать профосмотров или лечиться в отпуске за свой счет, но ни в коем случае не легализовать свою проблему со здоровьем.

Впрочем, даже те, кто не рискует с таким диагнозом потерять работу, зачастую не спешат к врачам. Поздняя диагностика, к сожалению, характерна и для ишемических заболеваний. В том числе и из-за отсутствия специалистов и плохой оснащенности медучреждений. Это не только российская беда. В США в половине случаев ампутация проводится без первичной ангиографии, что происходит из-за недооснащенности медучреждения. Но все же ампутация — это крайность, к которой приводит невнимание к проблеме. На самом деле есть другие методы решения.

Операция или таблетка?

Александр Гавриленко, руководитель отделения хирургии сосудов РНЦХ им. Петровского, напомнил, что еще десять лет назад на одном из хирургических форумах сделано заявление, что сосудистая хирургия достигла потолка и только использование инновационных клеточных технологий позволит добиться результатов. «Генная инженерия эффективна абсолютно у всех пациентов, но в разной степени», — сказал он, заметив, что многое зависит от того, насколько правильно выбраны показания. Неправильный выбор дискриминирует метод. Кроме того, в 25-30% случаев реконструкция сосудистого русла и другие оперативные вмешательства невозможны, и значит остается только фармакотерапия.

Помогут ли больным генно-инженерные препараты? Пока этот вопрос остается открытым. Опыт применения показывает хорошую выживаемость пациентов, увеличение количества качественных лет жизни (но не продолжительности), да и повторных операций не требовалось. С другой стороны, их стоимость довольна высока, учитывая, что сегодня есть препараты более дешевые.

«У нас стандарт сам по себе очень скудный, — сказал корреспонденту РИА АМИ Павел Орехов, сердечно-сосудистый хирург Федерального научно-клинического центра ФМБА, — экономическая ситуация только усиливает его. А предлагать пациенту приобретать платные препараты мы не можем. Хотя в итоге ему приходится все же их покупать».

Впрочем, многие хирурги уверены, что отвергать генно-инженерные препараты, как и бездумно включать их в стандарты нельзя. При значительном минусе — высокой цене — они обладают и явными плюсами, например, то, что это готовая форма, под которую не требуется, как для клеточной технологии, создавать сложное производство. Но при дефиците средств важно просчитать, кому поможет это средство, а кому нет, но пока это практически невозможно сделать.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.