Общество и государство, , «Вести.Ru»

Голикова: уход привычных лекарств с рынка должен быть постепенным

До конца этого месяца Госдума во втором чтении рассмотрит новый закон об обращении фармпрепаратов. В первом чтении парламентарии приняли его без особых возражений. О том, как этот закон будет претворяться в жизнь, рассказала в эфире «Вестей в субботу» глава министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова.

— Здравствуйте. Татьяна Алексеевна.

— Добрый день.

— Татьяна Алексеевна, до 1 апреля осталось совсем немного времени, как будет работать эта новая система с ценами на лекарства.

— Что касается потребителя, то я думаю, что окончательно, вот чтобы можно было все увидеть в целом, — это 1 апреля. Это дата, когда должны появиться все данные. Сейчас регионы очень активно принимают решение по предельным размерам торговых надбавок. А мы, соответственно, по мере поступления заявлений от производителей, регистрируем цену. И как только цена зарегистрирована, подписан приказ, это публикуется в открытой сети Интернета, сама цена. Что касается торговой надбавки, мы точно так же ориентировали регионы Российской Федерации, чтобы они это сделали в доступной сети, но буквально на днях мы обсуждали эту тему с Дмитрием Анатольевичем, и прозвучало предложение по поводу того, чтобы можно было предложить еще какую-то, еще более доступную.

— Просто не у всех есть доступ к Интернету. В конце концов что это будет? Объявление в аптеках?

— Я думаю, что здесь регионы тоже должны проявить некую самостоятельность и изобретательность в том смысле, что каждый регион индивидуален. Но, конечно, более доступно это то, куда приходит человек либо за выпиской лекарства, либо…

— Куда ходит бабушка, у которой не всегда есть доступ к Интернету?

— Либо это поликлиника амбулаторное отделение, либо это аптечное учреждение, куда приходят непосредственно за приобретением лекарств.

— Татьяна Алексеевна, я предполагаю, что это очень сложный процесс, но все-таки он реализуемый с отечественными производителями. Понятно, что всегда будет хватать лоббизма и так далее, но с отечественными вы сядете за один стол и договоритесь, а что делать с иностранными производителями лекарств? Тем более, что иностранных лекарств на рынке в общем даже больше, чем отечественных. Вот как вы с ними собираетесь договариваться о ценах?

— Первое, что я хочу сказать, что мы открыты для диалога и с отечественными производителями, и с иностранными производителями. Просто должна сказать, что отечественные производители в этом смысле занимают боле активную позицию, чем иностранные. Иностранцы — пожалуйста, приходите также, обращайтесь к нам, мы готовы разговаривать.

— То есть, их цены вы тоже будите регулировать?

— Их цены тоже.

— Определяется средневзвешенная цена. Что это такое?

— Это означает, что все партии, которые пересекли государственную границу Российской Федерации в период второго полугодия 2009 года, и цена на каждую из партий, они перемножаются, суммируются между собой, и определяется средняя взвешенная цена. Вот эта цена является основой для установления средневзвешенной цены. И к этой цене уже будет регионом устанавливаться соответствующая торговая надбавка.

— Транспортная надбавка или какая?

— Это региональная.

— И вот эту цену вы и будите вывешивать в Интернете?

— Да, и вот сумма этих двух составляющих — средневзвешенной и торговой надбавки, есть цена в конкретном регионе.

— Что делать человеку, если он приходит в аптеку, сравнивает цены на ценнике с теми рекомендациями, которые есть?..

— Обращается в надзорные органы.

— И что следует после этого?

— Дисквалификация соответственно.

— То есть, будете закрывать такие аптеки просто?

— Не закрывать, а лишать возможности заниматься деятельностью.

— Когда вы начали отслеживать вот сейчас ценообразование, были ли случаи, когда вам уже пришлось затеять такой разговор с производителями: «Товарищ, что-то ваша цена совсем высокая, давайте как снижайте». Были такие случаи?

— Были. И, к сожалению, это имеет место быть.

— С потолка берутся эти наценки?

— Вы знаете разные ситуации есть. Но, конечно, самые большие проблемы у нас с товаропроводящей дистрибьюторской сетью. Я не хочу просто называть конкретных производителей, но я вам приведу пример из истории 2009 года, когда взлетели сильно во время эпидемии гриппа цены на лекарственные препараты противовирусные. Известный препарат Терафлю при пересечении границы стоил, если мне память не изменяет, 668 рублей, а продавался в аптеках до эпидемии — тысяча с лишним, а в период эпидемии — две с половиной, три с половиной в отдельных регионах страны. Вот вам разница.

— Как долго нам ждать лекарственной независимости, о которой говорил президент?

— Вы знаете, у нас есть такой обозримый период — три года ближайшие. Вот именно в течение ближайших трех лет мы должны приложить все усилия для того, чтобы хотя бы импортозамещение, которое в том числе, ориентировано на 57 препаратов стратегического списка, заработало. И, в принципе, наши производители сейчас предпринимают все возможное для того, чтобы это было так. Когда мы список жизненно важных лекарственных средств утверждали, мы сейчас можем констатировать, что 67 процентов этого списка — это препараты, которые производятся на территории Российской Федерации. Мы на это шли сознательно. Нас критиковали за то, что некоторые препараты, которые туда вошли, там йод, перманганат калия, известная всем марганцовка, зачем их туда включать, в перечень жизненно важных, или активированный уголь. Но это препараты дешевые и привычные для нашего населения. Это препараты, которые пока еще и в госпитальном сегменте тоже хорошо используются и востребованы. И исключение их сегодня из перечня жизненно важных, понятно бы чем закончилось. Либо удорожанием, либо пропаданием с рынка. И выбирая и постепенно вот так вот как бы вводя понятные и доступные критерии для такого отбора, мы вот пришли к этим 67 процентам. Причем, я должна сказать, что некоторые наши препараты, понятные, доступные, которые мы давно производим, может быть, еще не по европейскому стандарту качества, но они не такого высокого уровня качества, но еще раз говорю, они подтвердили свою эффективность на протяжении ряда лет, мы их пока сохранили на переходный период, на период до того, пока мы не обновим стандарты лечения.

— Это, например?

— Ну, это вот те самые, которые я вам назвала.

— Марганцовка и активированный уголь, который мы обсуждали?

— Пока оставили. Конечно, они наверно уйдут постепенно с нашего рынка. Так и будет, скорей всего. Но уход таких препаратов с рынка, он должен быть очень постепенным, и не должно происходить таких ситуаций, когда сегодня он продавался, а завтра его в торговой сети не оказалось. И у гражданина, который привычно приобретал эти препараты, оказалось, нет возможности уже это купить.

— Ну, что же, спасибо большое.

— Спасибо.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.