Общество и государство, , РИА АМИ

Эксперты: аэровокзальные комплексы должны быть укомплектованы всем необходимым для оказания экстренной помощи пассажирам

Член Общественной палаты РФ, директор Фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гаврилов заявил, что «вопиющий случай» гибели молодого человека в аэропорту Шереметьево, который не смог дождаться квалифицированной медпомощи, нельзя оставлять без внимания.

18 августа житель Челябинска Артем Чечиков, возвращавшийся вместе с женой из свадебного путешествия, почувствовал себя плохо на борту самолета. Командир рейса принял решение о вынужденной посадке в аэпропорту Шереметьево для оказания неотложной медицинской помощи, о чем экипаж сообщил наземным службам, пишет «Интерфакс». Через полтора часа после приземления Чечиков скончался. Информация о том, как молодому человеку оказывалась помощь, разнится.

«Воздушное судно (ВС) осуществило посадку в 4.56 мск. Согласно регламента по «Обслуживанию больных пассажиров, нуждающихся в услугах медпункта, и пассажиров с ограниченными физическими возможностями», который определяет действия персонала и служб при оказании медицинской помощи на территории аэропорта, к борту ВС прибыли амбулифт — специальный автомобиль для снятия пострадавшего пассажира с самолета и машина скорой помощи с бригадой врачей. Дополнительно была вызвана специализированная скорая помощь из ближайшего города. Медики аэропорта Шереметьево более часа оказывали медицинскую помощь и делали все возможное, чтобы стабилизировать состояние больного. Однако в 06.35 мск медиками была констатирована биологическая смерть пассажира. Для выяснения всех обстоятельств произошедшего сейчас проводится всестороннее служебное расследование», – сообщает пресс-служба Шереметьево.

Часть вины за смерть молодого человека медики аэропорта возложили на врача, который начал оказывать реанимационные действия умирающему молодому человеку еще на борту.

«Тот врач, который проводил реанимационные действия, просто не допустил медперсонал аэропорта к пациенту. Можно сказать, произошел конфликт, и он продолжался минут пятнадцать», – цитирует радиостанция «Говорит Москва» главного врача аэропорта Артура Бунина.

Бунин отметил, что реанимобиль вызвали лишь после того, как медикам удалось подняться на борт и оценить состояние Чечикова.

Между тем супруга молодого человека Елена Чечикова заявила радиостанции «Эхо Москвы», что ее муж умер из-за того, что в аэропорту не было дежурного реанимобиля, а скорая помощь приехала слишком поздно. Единственным, кто как-то пытался помочь ее мужу, был один из пассажиров, который оказался врачом-реаниматологом.

По словам очевидцев случившегося, рядом с трапом экстренно приземлившегося самолета действительно не было реанимоблия, а два фельдшера оказались внутри борта только через 15 минут.

«Далее начался какой-то бред, скорую помощь стали вызывать только на борту самолета, прибор для поддержания дыхания не работал (батареек нет), вместо мягких носилок принесли каталку (хотя несколько раз было озвучено, какие нужны), а чтобы вытащить пассажира из самолета, нужно было сначала предъявить паспорта. В итоге в Москве мы простояли два часа, и все это время парня не везли в больницу. Нужно было заполнить бумаги, по какой причине сел самолет, забрать багаж сходящих пассажиров, дозаправить самолет. Я так и не увидела машины скорой помощи, парня увезли в каком-то непонятном вагончике», – приводит «Московский комсомолец» слова очевидца произошедшего Ларисы Амировой.

Как передает «Интерфакс», по факту смерти пассажира в аэропорту Шереметьево возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Вице-премьер Правительства РФ Ольга Голодец поручила Минтрансу и Минздраву проверить обстоятельства гибели Артема Чечикова.

По информации адвоката Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Дмитрия Айвазяна, подобные инциденты случались неоднократно, однако аэропорты и скоропомощные организации стараются не разглашать информацию о несчастных случаях такого рода.

«Организация медпомощи на территории аэропорта — законодательно ответственность Росавиации, Минтранса России и администрации аэровокзального комплекса. Но почему человек, собравшийся в путешествие или возвращающийся назад, имеет меньше шансов на спасение только потому, что медпункт укомплектован недостаточно, а машина скорой помощи представляет собой «санитарный автотранспорт» без необходимого для реанимации оборудования? И главный вопрос — почему после сообщения с борта самолета об экстренном пассажире у трапа самолета пациента не ждал оборудованный реанимобиль? В чем был смысл экстренной посадки, если аэропорт не смог должным образом взаимодействовать со службой скорой помощи в субъекте, на территории которого он находится? Очевидно, что взаимодействие между самолетом, диспетчерским пунктом в аэропорту, здравпунктом и «скорой» было равно нулю», — прокомментировал ситуацию директор Фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гаврилов.

Представитель Общественной палаты убежден, что медицинские пункты на территории аэровокзальных комплексов должны быть укомплектованы аппаратом искусственной вентиляции легких, дефибриллятором с монитором сердечной деятельности, носилками различных конфигураций. Для избежания подобных ситуация в дальнейшем «нужны системные изменения в организации работы медпунктов в аэропортах, которые, и это хорошо известно в России, могут быть задействованы в случае крупных ЧС», считает эксперт.

Дарья Шаповалова (Агентство социальной информации)

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.