Наука, , РИА АМИ

Александр Смирнов: «За годы перестройки медицинская промышленность в России сократилась на 80%»

В последние годы отечественная медицинская промышленность демонстрирует устойчивые темпы падения. 

Основным фактором развития и поддержки российского медпрома является Федеральная целевая программа, рассчитанная до 2020 года. На сегодняшний день большая часть финансирования по этой программе, уже выбрана. О механизмах поддержки отрасли и способах ее регулирования рассказал генеральный директор Ассоциации организаций оборонно-промышленного комплекса производителей медицинских изделий и оборудования, заместитель председателя Комиссии РСПП по фармацевтической и медицинской промышленности Александр Смирнов на конференции «Российский рынок медицинских изделий: анализ, тенденции, перспективы. Закупки медицинских изделий».

История вопроса

Начиная с 60-х годов прошлого века, медицинская промышленность в Советском Союзе развивалась очень быстрыми темпами, при этом каждый год удваивалась. К 2000 году планировалось полностью обеспечить советскую систему здравоохранения отечественным оборудованием и медицинскими изделиями. Эта задача успешно решалась, но с приходом перестройки произошел разрыв кооперации и полное разорение больших предприятий. В результате были утрачены многие секторы медицинской промышленности, которая за 90-е годы сократилась на 80%. Сейчас она составляет всего 16%, и тенденция неутешительная.

Лишь в конце 2010 года государство вновь обратило внимание на медицинскую промышленность. Разработана Стратегия развития медицинской промышленности, а также Федеральная целевая программа. В рамках этих программ выделены средства на различные капитальные проекты, которых, конечно же, мало для такого большого государства. Тем не менее, авторы Стратегии полагают, что к 2020 году долю отечественных предприятий можно довести до 40%. Ясно, что без дополнительной помощи этого не произойдет.

Развитие технопарков

Что же может способствовать развитию отечественного медпрома? В 2000-х годах появилась идея, что инновации лучше развивать в технопарках. В то время было создано порядка 150 технопарков, в основном, на базе вузов или промышленных комплексов с вузами, для помощи в развитии начинающим бизнесам. В 2007 году была принята Программа развития технопарков, где было заложено финансирование 16 технопарков, которые должны были иметь широкую специализацию, но в основном занимались информационными технологиями.

«Уже тогда встал вопрос: «Почему у нас в России нет специализированных биомедицинских технопарков, как, например, в маленьком Израиле? — рассказывает Александр Смирнов. — Мы вышли с инициативой о включении в государственную программу хотя бы одного биомедицинского технопарка. В результате длительной переписки удалось создать такой технопарк в Пензе. Более того, он получил финансирование в размере 1,5 млрд. рублей. Идея состояла в том, чтобы создать в технопарке лабораторию для испытания сердечных клапанов. Однако у них не нашлось своих оборотных средств. Поэтому лаборатория до сих пор не создана, но появился диверсифицированный технопарк для разработок в сфере медицинской промышленности».

По словам эксперта, сегодня региональные администрации заинтересованы в инновационных проектах. Сейчас стало мало регионов-доноров. Постоянно просить деньги из бюджета им сложно. Одним из механизмов получения бюджетных средств являются технопарки. Поэтому администрации регионов пытаются худо-бедно развивать этот механизм. Подобный технопарк создан в Самаре. В настоящее время в Тольятти создают технопарк, который может получать финансирование из федерального бюджета и иметь определенные преференции, данные ему центральной властью. В настоящее время обсуждается вопрос, как внести в технопарки медицинский проекты и развивать их в хороших условиях.

Выход на зарубежные рынки

«Другая традиционная поддержка, о которой мы постоянно говорим в Правительстве, в Минэкономразвитии, это консультации при выходе на другие рынки, — рассказывает Александр Смирнов. — Бесспорно, устойчивые темпы падения медицинской промышленности во многом связаны с тем, что очень мало российских предприятий работает на внешних рынках. Как правило, зарубежные компании имеют возможность маневра своими финансовыми потоками за счет того, что они могут перенаправить их в различные регионы. И это повышает их устойчивость. Мы этого не можем. У нас рынок просел и все — компании уже бегут и кричат о том, что они на грани выживания».

Что надо сделать для выхода на зарубежные рынки? Зарубежные рынки — это свои системы регулирования, свои особенности работы, в том числе с интеллектуальной собственностью. Однако отечественные производители медицинских изделий — это маленькие компании, у них мало ресурсов. При выходе таких компаний на зарубежные рынки нужна централизованная поддержка. Когда обсуждалась проблема вступления России в ВТО, говорилось о создании таких структур, которые будут помогать российским компаниям выходить на зарубежные рынки. Пока таких структур не создано. Поэтому сегодня приходится рассчитывать на помощь структур, существующих в рамках Министерства экономического развития и Министерства иностранных дел.

Финансовая помощь

«Следующий болезненный вопрос — это финансовая помощь, — считает Александр Смирнов. — Здесь видится три основных направления: поддержка частных инвесторов, банковские кредиты и поддержка различных федеральных организаций, которые берут деньги из бюджетов различных уровней».

По мнению эксперта, поддержка частных инвесторов — на сегодняшний день вопрос достаточно сложный. Хотя есть ряд проектов, включая создание клиники в Татарстане, которые были реализованы при помощи частных инвесторов, в том числе из-за рубежа.

«По большому счету, сейчас частные инвесторы бегают за теми видами бизнеса, где есть высокая прибыль, — констатирует Александр Смирнов. — У нас же, поскольку рынок лихорадит, прибыль не только маленькая, но и еще труднопросчитываемая. Если говорить о банковских кредитах, то, обратившись в банк со своим маленьким проектом, в лучшем случае вы получите деньги под 18%, а то и 24% годовых. Можно ли на таких условиях развивать высокорисковый длительный проект? Конечно, нет. Поэтому использовать механизмы банковских кредитов сегодня еще достаточно сложно».

Поддержка государства выражается в различных формах. В рамках профильной федеральной целевой программы на сегодняшний день финансируется уже более 500 проектов, но это проекты на стадии НЕОКР. Предприятие, которое берется за выполнение такого проекта, через конкурс получает доступ к этим деньгам, при этом оно должно обеспечить адекватные небюджетные инвестиции, поскольку это одно из условий государственного финансирования. Поскольку будут потрачены небюджетные деньги, предприятие заинтересовано в том, чтобы этот проект коммерчески отбился. В связи с этим нужно задумываться о том, чтобы развернуть производство, наладить маркетинг и потом продавать эти продукты на рынки.

Наряду с государственной поддержкой существуют различные фонды развития, которыми также пользуются предприятия. Каждый из этих механизмов имеет свои особенности. Попытка создать единый алгоритм вхождения в тот или иной фонд, не привела к успеху, потому что у каждого фонда свои требования, свои особенности, свои условия финансирования. Тем не менее, эти механизмы развития тоже могут использоваться предприятиями. К сожалению, масса предприятий не знает об этих механизмах, не умеет ими пользоваться, и даже не подозревает, что их можно использовать, добавляет эксперт.

Законодательная поддержка

«Немаловажный инструмент развития медицинской промышленности — законодательная поддержка, — считает Александр Смирнов. — В частности, Приказ Минэкономразвития о преференциях, который предполагает 15-процентную преференцию при проведении закупок; Постановление «О допуске на рынок» и готовящийся Закон «О промышленной политике». Надежда на этот закон достаточно обща, поскольку там предусмотрена разнообразная палитра форм поддержки перерабатывающих секторов экономики, к которой относится наша медицинская промышленность. В свое время о различных механизмах поддержки говорило Минэкономразвития. Разные механизмы поддержки предлагали в случае выхода предприятия на экспортные схемы».

По мнению эксперта, часть из этих механизмов удается использовать, но другая часть заточена под несколько другие виды бизнеса — приборостроение, нефтедобывающую промышленность и т.д. Тем не менее, эти механизмы работают при поддержке тех предприятий, которые выходят на зарубежные рынки, в том числе рынки ближнего зарубежья. «Несмотря на то, что сегодня создается единое экономическое пространство, и, несмотря на то, как этот поток будет регулироваться, он использует часть этих механизмов при выходе на рынки Белоруссии и Казахстана», — подчеркнул Александр Смирнов.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.